Генеалогия

Долгий путь солдата. Часть первая

История поисков предка-ветерана 20.06.2022 8 мин. чтения

Долгий путь солдата. Часть первая

Дмитрий Васильевич Косиченко с сыном Александром, двоюродным прадедом Никиты Кузнецова. 1914 год. Фото из семейного архива

Великая Отечественная коснулась каждой советской семьи. Без изучения информации об этом периоде в истории вряд ли получится что-то разузнать поглубже в генеалогическом поиске. Разве только чудом. Хотя порой чудеса бывают даже в самых, казалось бы, беспросветных историях. Одна из таких связана с родными моей прабабушки по материнской линии. Из их семьи война забрала моего двоюродного прадеда. Как позже оказалось, едва ли не единственного продолжателя фамилии.

Между мировыми войнами

Честно говоря, прежде я о нем вовсе ничего не знал. Не подозревала о его существовании и моя мама. Прабабушка мало рассказывала о своих родных. Уже всерьез погрузившись в историю семьи, листая метрические книги Петропавловской монастырской церкви на Болдинском острове (сейчас в поселке Свободный в черте г. Астрахань), я нашел запись о рождении родного брата моей прабабушки. Родился в год начала одной страшной войны, чтобы погибнуть в другой, более ужасной… Позже из личного дела моего прадеда я узнал подробности и о семье его жены, моей прабабушки Зины, в том числе о ее родном брате Александре .

Из личного дела офицера Липецкого В.Ф. ЦАМО РФ

Начало поисков

И вот однажды я взялся за расследование его боевой судьбы. Первое, что я сделал, это внес его данные в поиск на сайте «Память народа». Среди всех результатов нашелся тот самый заветный. Этот первый мною найденный документ – «Именной список безвозвратных потерь личного состава Красной Армии за период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. по Микояновскому районному военкомату Астрахани». В послевоенном донесении № 87091 от 23 октября 1946 года нужная запись о бойце оказалась под № 19 . 29 сентября 1941 года, почти через месяц после ухода Александра Косиченко на фронт, у него родилась дочь Лариса. Из этого же донесения о потерях узнал и о жене двоюродного прадедушки.

Как работать с сайтом «Память народа»

Что можно найти и как это сделать?

Читать

Еще я узнал, что нынешний Ленинский район Астрахани, где, по рассказам родственников, жили Косиченко уже после войны, и правда раньше назывался Микояновским:

«24 сентября 1931 года постановлением Президиума Астраханского горсовета Селенский район был переименован в Микояновский».

В этом же донесении нашлись и подробности о гибели брата прабабушки. На какое-то время на этом поиск остановился. Ничего нового не находилось. Но однажды мне попалась интересная деталь, которая помогла продвинуться дальше.

Новая попытка

Дело в том, что до Великой Отечественной войны, да и в первые военные годы территория тогдашнего Астраханского округа входила в состав Сталинградской области. Среди участников Великой Отечественной войны из Сталинградской области нашлась и запись о брате нашей прабабушки, на этот раз – в «Именном списке безвозвратных потерь личного состава по Михайловскому райвоенкомату Сталинградской области за 1947 год». В донесении № 42179 от 13 июня 1947 года под № 33 встретилась искомая запись.

В этот район прабабушка приезжала к своим сестре и матери – в хутор Большой Михайловского района Сталинградской области. В те годы проводились подворовые обходы по семьям бойцов ─ так и вышло, что прабабушка поведала о пропавшем без вести муже, а ее мать – о сыне… Всё ждала его прапрабабушка Варвара Александровна, а, выходит, спустя месяц после своей гибели он жил еще для нее: письмо его читала, а самого уже в живых не было…

Косиченко Варвара Александровна [Георгиевна] с сыном Александром и дочерью Марией. Конец 1930-х годов. Фото из семейного архива

С тех пор двоюродный прадед мой Александр Дмитриевич Косиченко записан сразу в трех Книгах Памяти: один раз – в Волгоградской области, и дважды (где неправильно назван Дмитрием) – в Астраханской. Эти документы с «Памяти народа», как и записи в Книгах Памяти, на самом деле дали немало.

«Дорога от Волхова»

Благодаря найденным документам стало известно место, где был похоронен наш солдат, – деревня Пересвет-Остров в пределах тогдашней Ленинградской области. Сейчас этой деревеньки уже не существует: найти ее можно разве что на старых картах. Находилась она на берегах реки Волхов. Сейчас это территория Чудовского района Новгородской области.

В годы войны в этих местах проходил Волховский фронт, на котором в 1942 году шла кровопролитная битва за снятие блокады Ленинграда. В том числе о ней мне попалась в руки книга «Дорога от Волхова» ─ изданные в конце 1970-х воспоминания участника тех боев, ветерана Л.П. Грачева.

«Любанская наступательная операция, в немецкой историографии Битва за Волхов – наименование наступательной операции советской армии в период блокады Ленинграда. Боевые действия сторонами в ходе операции велись на сравнительно небольшом участке Ленинградской области (в настоящее время частично Новгородской области), ограниченном с востока рекой Волхов. Таким образом, основные события операции разворачивались практически в «мешке», с небольшой горловиной у Мясного Бора».

План Любанской операции согласно Директиве ВГК от 17 декабря 1941 года

Планы советского командования были действительно глобальными, и удачное проведение операции означало полное снятие блокады Ленинграда, освобождение Новгорода, уничтожение всех немецких войск восточнее Ленинграда, а в перспективе — крах всего северного фланга (не считая Карелии и еще более северного участка) немецких вооруженных сил.

«Операция проводилась с 7 января по 30 апреля 1942 года. Дата начала операции определена по началу активного, сравнительно массированного, наступления с форсированием Волхова и с плацдармов, к тому времени уже захваченных на западном берегу реки. План широкомасштабных действий Красной Армии в районе к юго-востоку от Ленинграда был озвучен Б. М. Шапошниковым 12 декабря 1941 года. 17 декабря этот план воплотился в директивах Ставки Верховного Главнокомандования № 005826 для вновь созданного Волховского фронта и № 005822 для Ленинградского фронта, на который, исключая 54-ю армию, возлагались исключительно вспомогательные функции».

Очередной тупик

Поиск полевой почты по справочникам сайта soldat.ru дает неоднозначные итоги: «Справочник полевых почтовых станций РККА в 1941–1945 годах» не выдает никаких результатов, а «Справочник войсковых частей – полевых почт РККА в 1943–1945 годах» сообщает следующее: «Полевая почта № 06782 43-й отдельный пулеметный лыжный батальон 35-й гвардейской стрелковой дивизии». Но такая часть не принимала участие в боях на Волховском фронте в феврале 1942 года, да и формировалась на Урале, в основном на территории Челябинской области. Кроме того, номера полевых почт в РККА были введены не ранее февраля 1943 года. Но откуда тогда этот номер полевой почты?

Разгадать загадку помог исследователь Владислав Петров. Он довольно подробно рассказывает о боевых путях различных лыжных батальонов во время Великой Отечественной войны, включая тот самый 43-й отдельный лыжный батальон, к которому я пришел в своих поисках. Это подразделение действительно вело бои в той местности, где погиб двоюродный прадед. Однако, по словам Владислава Петрова, искать нашего бойца стоит в другом подразделении, воевавшем неподалеку.

«6 февраля 1942 года деревня Пересвет-Остров была освобождена частями 25-й стрелковой бригады, в дальнейшем бригада долгое время вела бои за Дымно, соседнюю деревню на берегу Волхова. Если боец погиб 12 февраля и похоронен в деревне Пересвет-Остров, то он служил в 25-й стрелковой бригаде или в соседних дивизиях».

43-й лыжный батальон, уверен исследователь, в это время находился западнее селения Спасская Полисть, в полосе 2-й Ударной армии:

«Батальон в это время воевал несколькими группами в районе деревни Ольховатка (отметка 38,4), выделив взвод для охраны штаба 382-й стрелковой дивизии и еще один взвод для охраны штаба 2-й Ударной армии».

А вот то, что мой двоюродный прадед Александр Косиченко воевал среди лыжных подразделений, как можно было бы считать по номеру полевой почты, по мнению специалиста, весьма спорно: «Вероятность попадания бойца из Астрахани в лыжный батальон крайне мала, разве что после ранения. Другое дело – 25-я стрелковая бригада: ее ядром были бойцы из Сталинской, Ворошиловградской и Харьковской областей, но доформировывалась бригада в Сталинградской области, поэтому в бригаде было немало бойцов из Астрахани».

Ещё один довод в пользу этой версии: в составе лыжных батальонов не было отдельных рот автоматчиков (именно в ней, судя по списку потерь, воевал наш солдат), а вот в составах стрелковых бригад они как раз были. Что же касается указанного в том же списке потерь номера полевой почты, который привел меня к 43-му лыжному батальону, то эта несостыковка объяснилась просто:

«В 1943-м полевая почта могла быть от унаследованной части, расформированной в 1942 году. Нужно искать полевую почту с таким номером именно весной 1942 года».

Напутствие бойцам ЛБ. Георгий Смирнов. Лыжные батальоны в Великой Отечественной войне. Журнал Лыжный спорт, 2016. № 67

25-я отдельная стрелковая бригада

Выходит, что наиболее вероятное место службы нашего солдата перед его последним боем – именно 25-я отдельная стрелковая бригада, воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне, которая имела два формирования, а в боях принимала участие только первым формированием. Формировалась бригада по приказу № 00105 от 14 октября 1941 года «О сформировании 50-ти отдельных стрелковых бригад» с октября 1941 года в Харьковском военном округе, в том числе за счет курсантов высших военных учебных заведений, являлась ударной курсантской бригадой.

С 1 декабря 1941 по 1 января 1942 года 25-я стрелковая бригада находилась в составе Сталинградского военного округа – то есть вполне реально, что туда попали бойцы из Астрахани, – и лишь затем бригада перешла в состав Волховского фронта. Из боевого пути бригады известно:

«В последние дни декабря 1941 года 25-я отдельная стрелковая бригада сосредоточилась по рубежу реки Волхов. 7 января 1942 года введена в бой в ходе Любанской операции, с задачей прорвать фронт противника на рубеже Дымно – Высокое, в дальнейшем наступлении прикрывать правый фланг армии, сосредоточилась и перешла в наступление только в 11:00, однако откатилась на исходные».

С 1 января 1942 года бригада подчинялась 2-й Ударной армии, с 1 февраля – 59-й Армии, «которая с 13 января 1942 года долго на своем участке не могла развить наступление». Из той же истории боевого пути бригады следует:

«Несмотря на то, что на правый берег бригаде удалось переправиться в первый день наступления, лишь 6 февраля 1942 года бригада взяла прибрежную деревню Вергежа, а 8 февраля 1942 года захватила соседнее селение Пересвет-Остров. В середине февраля 1942 года бригада была введена в прорыв, с целью обеспечения левого фланга 13-го кавалерийского корпуса, составляющего группировку 2-й Ударной армии, и к концу февраля бригада, сменив 236-й кавалерийский полк, закрепилась между 59-й стрелковой бригадой справа и 23-й стрелковой бригадой слева».

Боевой путь по крупицам

Сохранились документы 25-й отдельной стрелковой бригады, которые описывают те самые дни первой половины февраля 1942 года, когда погиб Александр Косиченко. Чтобы лучше понять происходившие тогда бои, нужно посмотреть на военную карту того времени и той местности. Самые важные ─ два документа за роковое 12-е число, когда, судя по «похоронке», и пал в бою наш солдат:

Оперсводка № 105 к 15.00 12.2.42 штаб 25-й отдельной стрелковой бригады

Боевое донесение командующему войсками 59-й Армии генерал-майору т. Галанину

«12 февраля 1942. 24.00

1. Перед фронтом бригады противник обороняется по западному берегу р. Волхов. В течение суток вел редкий пулеметный, минометный и артиллерийский обстрел боевых порядков бригады. Над расположением бригады пролетали отдельные самолеты.

2. Справа 47-й лыжный батальон 4-й армии обороняется севернее Пшеничище. Связь с ним делегатами от 1244-го стрелкового полка. Слева 377-я стрелковая дивизия действует в направлении на Малое Опочивалово. Связь с ней по радио.

3. Бригада с приданными 1244-м стрелковым полком, 174-м лыжным батальоном обороняет восточный берег р. Волхов, одновременно атакует Дымно, Пересвет-Остров.

С 21.00 11 февраля 1942 г. части бригады повели атаку на Дымно, и после ночного боя занимали положение: наступающая рота 1244-го полка на северо-востоке окраины Дымно заняла один дом; наступающие роты бригады с юга и с юго-запада захватили три домика, два сарая. К утру части вели бой на достигнутом рубеже под сильным автоматным, пулеметным и минометным огнем и с 24.00 подготовляют атаку.

За время с наступлением темноты до 24.00 происходило: питание бойцов, пополнение их, замена убывших и подвоз боеприпасов.

Обеспеченность боеприпасами: минометных 50 мм – 3270, минометных 82 мм – 2080, минометных 120 мм – 62, артиллерийских выстрелов 45 мм – 1052, 76 мм-27 – 778, 76 мм-39 – 812, 155 мм – 273, 122 мм – 266. Обеспеченность продуктовым фуражом – на 1 день.

Потери в личном составе: за 12.2.42 – убито 2, ранено 10, заболело 5, пропало без вести 2, всего – 28. Итого потери в людском составе с 7 по 12 февраля 1942 года: убито 371, ранено 1018, заболело 100, пропало без вести 145, обморожено 50, по другим причинам 11. Всего – 1695 человек».

Продолжение истории читайте в следующем материале Familio.media