Интервью

«Оказалось, прадед был врачом царя»

За 37 лет своих поисков Татьяна Громова продвинулась до времен Ивана Грозного и нашла много интересных фактов, о которых она и рассказала Familio.media 01.08.2022 7 мин. чтения

«Оказалось, прадед был врачом царя»


Прогонный билет, выданный по указу Александра II «Самарской врачебной управы титулярному советнику Догадкину с будущими при нем». Хранится в Центральном государственном архиве Самарской области. Фото из личного архива Татьяны Громовой

В комментариях под одним из наших материалов сообщества ВКонтакте Татьяна Громова из Тольятти поделилась своей историей — о том, как обнаружила, что ее предок был врачом при императорском дворе. Она потомственный учитель, к тому же среди ее родственников были целые династии врачей и архитекторов, а дворянский род ведет свое начало с прапрадеда.

Как сделать запрос в архив и получить ответ?

Инструкция для начинающих генеалогов

Читать подробнее

Два Евгения родились в один день с разницей в 100 лет

Заинтересовалась генеалогией я очень давно — было любопытно узнать о детстве моих бабушек и родителей. Именно благодаря воспоминаниям детства моей бабушки — потомственной самарской дворянки — у меня появился интерес к истории семьи. Тем более, что в советское время, когда я училась в школе, все это было под запретом. А все запретное манит сильнее, поэтому хотелось узнать. Первые документы прочитала еще в 8 классе. Это были свидетельства о рождении моей бабушки и ее сестры и документы о потомственном дворянстве. Потом я занималась этим обрывочно, собирала документы, складывала, а уже вплотную засела после рождения сыновей.

Мой отец очень хотел назвать внука Борисом в честь своего деда. В 2000-х племянник как раз проходил практику в самарском архиве, и я заинтересовалась, что он там делает, решила посмотреть своими глазами на архив. Сделали с ним запрос по фамилии Догадкины и нашли документы. Оказалось, что мой сын Борис родился 21 августа, а его прапрадед Борис, в честь которого его назвали, родился 19 августа по новому стилю, с разницей в 106 лет. Внутри что-то сразу загорелось, и я стала дальше смотреть. У меня есть дочь Ульяна, и оказалось, что это имя у нас тоже родовое – среди предков было несколько Ульян. Так же и с младшим сыном Евгением.

Даже мороз по коже пошел, когда я увидела, что мой Евгений 1985 года рождения день в день – 14 ноября – родился с родным братом моего прадеда Бориса и тоже Евгением, с разницей в 100 лет. Вот бывает же такое!

Тут я вообще потеряла покой. Начала копать, искать, в архивы обращаться, читать книги. Например, о переселении костромских вольных крестьян в Архангельск узнала в одной из книг Овсянникова, архангельского краеведа. Потом я сделала запрос в архангельский архив, и мне пришло подтверждение о том, что вольно поселенный крестьянин Яков Васильевич Догадкин в 1740-х годах переехал с костромских земель в Архангельскую губернию.

Предки Татьяны Громовой по линии Догадкиных. Фото из семейного архива

Великий князь стал крестным дочери прапрадеда

Так, с периодичностью раз в пару лет я смотрела документы и почему-то раньше не обращала внимания на то, где родилась бабушка, – думала, что в Самаре. Но в 2009 году в свидетельстве о рождении я увидела, что она родилась в селе Кинель-Черкассы. Позвонила туда, оказалось, там есть хороший музей. Потом я созвонилась с его директором и поехала туда с документами. Приняли меня великолепно.

В музее я описала, как дом выглядел по рассказам бабушки, и мне сказали: «Это место у нас называют Дворянским домом».

Меня отвезли к этой дворянской усадьбе. К сожалению, от нее сохранился только первый, каменный этаж, второй не уцелел. Я знала, что не только бабушка, но и дед родились в Самарской области. Со стороны деда были потомственные священники. Мой прадед Андрей Благонадеждин жил в селе Новоключевка (сейчас Новые Ключи). Причем по семейным преданиям там сохранился не дом, а церковь, но оказалось наоборот: церковь разрушили в 1920-е годы, а дом как раз в хорошей сохранности, потому что там находилась школа. Выяснилось, что мой прадед Благонадеждин открыл одну из первых церковно-приходских школ в Самарской губернии. И получается, я учитель в пятом поколении, а дочка моя уже в шестом – продолжатели династии. У нас по женской линии – учителя, по мужской – врачи.

По мужской линии я знала, что мой прапрадед Константин Иванович Догадкин был царским врачом. В 1865 году его сослали в Самару за отказ дать справку о психическом заболевании великого князя Николая Константиновича Романова (старшего сына великого князя Константина Романова, брата Александра II). Позднее, когда Николая Константиновича перевели из Оренбурга в Самару, его жена, дочь полковника Надежда Дрейер, рожала здесь ребенка, а роды у нее принимал мой прапрадед. 19 декабря 1878 года у них родился сын Артемий. Фамилию ребенку дали Волынский — в честь невинно осужденного героя книги «Ледяной дом». Ведь царская семья не признавала законность брака Николая.

Великий князь Николай Константинович становится крестным дочери прапрадеда – Людмилы. У других его детей в крестных тоже были известные люди, например, дед Алексея Толстого.

После этого в январе 1879 года моего прапрадеда командировали в Царицын на борьбу с эпидемией холеры, где он трудился до апреля. И как раз за ликвидацию холеры он был причислен к самарскому дворянству, внесен в самарскую родословную книгу. Ему дали орден Владимира четвертой степени, что и дает право на потомственное дворянство.

Людмила Константиновна Догадкина, прабабушка Татьяны Громовой. Фото из семейного архива

Предок взял в плен хана и другие открытия

Вглубь я дошла до 1562 года, то есть до середины XVI века. Самый ранний предок получил фамилию Алалыкин. Вообще Алалыка – это прозвище, означающее немтырь, картавящий человек. По документам я узнала, что был такой суздальский боярский сын Темир, которого князь Петр Долгорукий поставил родоначальником рода дворян Алалыкиных за то, что тот в битве под Молодями в 1562 году взял в плен крымского хана Девлет Гирея.

Фамильный диплом

Эксперты по генеалогии и ономастике составят диплом о значении вашей фамилии, ее географии и истории происхождения

Читать подробнее

Первоначально, если смотреть по книгам, по «Истории государства Российского», там записан не Алалыкин, а Алалыков. А вот в шуйском архиве как раз Алалыкины. Они мне написали, что первоначально фамилия Темира была Албаев, а не Алалыкин. Но «Алалыка» – это его уличное прозвище, потому что он сильно картавил. По документам он стал Алалыкиным. У рода есть герб, он занесен в общий гербовник.

Недавно еще с костромским архивом связалась, они написали, что у них имеются указы Екатерины II, касающиеся прохождения службы Алалыкина. Жена Константина Ивановича Догадкина, Людмила Николаевна Алалыкина, сбежала, чтобы выйти за него замуж. Обвенчались они в 1862 году в домашней церкви при земской больнице. Ее отец не признавал зятя до тех пор, пока тот не получил дворянство.

Еще из удивительных находок меня поразило, что моя бабушка, сестра деда Благонадеждина Ольга Андреевна, была старшим научным сотрудником на сельскохозяйственной опытной станции Безенчука и вывела несколько сортов твердой пшеницы, которую сеют и сейчас. Я и не подозревала, что она знала лично Троцкого, братьев Витязевых, Иванова-Разумника и переписывалась с ними. В 1924 году она закончила в Санкт-Петербурге Каменноостровский институт, факультет растениеводства, и была соучредителем эсеровского издательства «Колос», а когда начались гонения на эсеров, сбежала в Самарскую губернию.                                                                                                                              

Зачетная книжка Ольги Андреевны Благонадеждиной, бабушки Татьяны Громовой. Фото из семейного архива

Другая моя бабушка, папина мама Догадкина Зоя Борисовна, знала пять языков, но не смогла учиться там, где хотела – в Институте иностранных языков, – ей пришлось заканчивать сельскохозяйственный институт в Кинели заочно. Как она попала на опытную сельскохозяйственную станцию в Безенчук, пока не понятно. Известно, что, работая на Ульяновской опытной станции, она вывела несколько сортов бобовых и написала несколько научных трудов.

Бабушка и ее сестра очень боялись за нас и запрещали даже говорить в школе или на улице о дворянстве, о том, что бабушка знает пять языков. Очень много было запретов на разговоры вне семьи, хотя нам потихоньку рассказывали.

Совсем недавнее открытие связано с 22 июня– мы как раз расспрашивали маму о войне, и она вдруг вспомнила, где они были, что они делали в тот момент, когда Молотов объявил о начале войны. Она со своей мамой покупала на рынке яблоки, это было в Уфе. И вот объявление по радио, все притихли, замолчали, женщины заголосили, а дети заорали: «Ура, война! Пойдем воевать!»

Можно понять, зачем мы вообще пришли в эту жизнь

Нас всегда воспитывали в уважении к старшим и к тому, что надо знать свои корни. У нас в православии есть четыре больших родительских дня в году. И бабушка всегда сажала нас и рассказывала о своих предках – благодаря этому я и знаю много о своих корнях. Сейчас, узнав еще больше информации о своих предках, я, можно сказать, крепче стою на ногах. Чувствую уверенность, чувствую за своей спиной силу рода. К тому же любая история семьи связана с историей страны. И наша семья не исключение.

Сегодня каждому нужно знать свою родословную. Отвернувшись от лика ушедших, отвернувшись от родных, сняв со стен семейные фотографии, потому что это уже не модно — а ведь раньше без них вообще трудно было представить дом, — мы своими руками обрываем эту бесценную нить, которая раньше объединяла поколения.

В школе я спрашивала у своих учеников: «Что вы знаете о своих предках?» – и часто дальше бабушек и дедушек они не знают никого. За все время работы мне встретилось лишь несколько человек, знавших более далеких предков.

Знать прошлое – это не просто знать фамилии предков, неизвестных Ивановых и Петровых, это интересоваться их жизнью. И тот факт, что сейчас поиски родословных так развиваются – это и есть связывание оборванных нитей.

Я очень благодарна бабушке за то, что она до нас донесла, как важно знать, кто ты, откуда ты, и принять эстафету жизни. Сейчас я детям и внукам говорю о том, что наша фамилия – это наша фамильная честь. Она обязывает просто помнить о предках, о том, чьи мы дети, о том, что мы звено в цепи поколений. Мы наследуем цвет глаз, цвет волос, нос, рот, но в жизни, кроме этого, были еще разные моменты – и прискорбные, и радостные, и все они достойны памяти.

Говоря о родословной, я всегда вспоминаю слова Шефнера: «Я не просто живу, я, подобно реке, начинаюсь в таинственном далеке… Но всему вопреки, но всему вопреки бьется ниточка кровная. Где же мои родники? Отвечай, родословная!»

Зная родословную, можно понять, зачем мы вообще пришли в эту жизнь. Ее изучение – сродни детективу, а награда – моральное удовлетворение. А вообще поиски родственников надо начинать с себя. И постепенно уходить дальше и дальше, углубляться к своим корням, собирая документы. Иногда в семьях хранятся документы, которые чаще всего даже ни в каких архивах не найти. Любая записка, любая бумажка может стать исторической ценностью, если к ней подойти с умом. И многое из нее можно узнать.