Из прошлого

«Яблоневая» тетя и «медовый» дедушка

Как татары называли своих родственников 19.03.2021 5 мин. чтения

«Яблоневая» тетя и «медовый» дедушка

Фото семьи Исхаковых из личного архива Наили Ханбековой

В татарской культуре и языке существует целая система обращений к любимым и близким людям. Культуролог Энже Дусаева рассказывает, чем «сахарная» тетя отличается от «яблоневой» и как обращения к родственникам связаны с природой, национальной кухней и торговыми традициями.

Когда я была маленькой девочкой, мама рассказывала о своем детстве, вспоминала деревню бабушки и своих алма апа («яблоневая», «цветущая» сестра или тетя), туган апа (родная сестра или тетя), тәти апа («нежная» сестра или тетя), чибәр апа (красивая сестра или тетя), шикәр апа («сахарная» сестра или тетя), бәләкәй абый (маленький брат). Эти слова были такими родными и одновременно далекими — потому как у меня была только одна тетя, и я называла ее просто по имени — Альфинур апа.

Если тетей или дядей у человека больше одного, издавна и вплоть до 80-х годов XX века татары называли их по-разному: добавляли к родственным названиям ласковые прилагательные и существительные. Считалось очень важным каждому дать свое характерное имя — это своеобразный ритуал «присвоения» родственников, который делает их еще более близкими и особенными. Еще это особый способ именования близких без использования имени. Такие названия в разных семьях могли быть одинаковыми, но в каждой семье все понимали, о ком идет речь.

Несмотря на общую схожесть, у разных групп татар (известны крымские, астраханские, сибирские, казанские татары, мишаре, кряшены и т.д.) есть свои особенности называния родственников. Каждая группа чтит свою самобытность, и в разных диалектах татарского языка в зависимости от района проживания именование членов семьи может отличаться. Здесь речь пойдет о татарах Поволжья.

Уважение к старшим в названиях

В названиях каждого из членов семьи указан его статус, роль или функция. Это отражает иерархию — кто какое место занимает в малой и большой семье, и показывает уважение к старшим родственникам.

дәү әни — «старшая мама», то есть бабушка. Здесь подчеркнут статус старшей, но еще в этом наименовании много чувств, поскольку бабушка названа мамой. Во многих районах Татарстана, однако, бабушку называют әби.

дәү әти — «старший отец», дедушка. Принцип такой же, как и с бабушкой, но не все называют так своих дедушек, многое зависит от района проживания. Самое распространенное обращение к дедушке — бабай.

зур әти — так называли старшего брата отца (старшего дядю). Буквально это значит «большой отец» — то есть тот, кто больше отца. Часто это был старший дееспособный мужчина в семье (фактически глава рода). Прилагательное зур «большой», «старший по возрасту» — могло добавляться и к другим наименованиям: тетя, дядя и т.д.

Красивая бабушка и медовый дедушка

Фото семьи Шарафутдиновых из личного архива Энже Дусаевой

В Актанышском районе бабушку принято называть әнкәй, әбикәй, а дедушку — бабакай. За уменьшительно-ласкательным суффиксом «кәй», кажется, скрывается татарская благодушность и мягкость со своими близкими, которые транслируются на уровне языка.

бабай — дед. Отца матери называли ерак (җырак) бабай, то есть «далекий дедушка». Есть и вариация бал бабай — «медовый дед».

әби — мама отца. А мама мамы — ерак (җырак) әби — «далекая бабушка». Есть вариант наименования бабушки матур әби — «красивая бабушка».

Приставка «ерак (җырак)» добавляется к наименованию любого родственника с маминой стороны. По традиции жена после свадьбы уходила жить в дом мужа, поэтому родители мужа чаще видели своих внуков, больше участвовали в их воспитании — получалось, что они ближе, чем ерак әби и ерак бабай.

Свекровь — любимая или нелюбимая

Родственников, появившихся в результате брака, татары называют, используя приставку «каен». Она происходит от слова «кадын» или «хатын» — женщина. Соединение слова «каен» и «әни» образуют каенана — мама мужа, свекровь, и мама жены, теща.

В Елабужском районе и Шемордане сноха обращалась к свекрови әнкәй, а в Актанышском районе так внуки называют бабушку по материнской линии — маму мамы. Дочь называет свою маму әнкәй, а дети повторяют за ней.

Оба слова — каенана и әнкәй — переводятся как «свекровь». Каенана употребляют, когда свекровь упоминается в разговоре в третьем лице или если ее представляют кому-то. А әнкәй — непосредственное обращение снохи или невестки к свекрови. В таком словоупотреблении прослеживается четкое разделение публичного и частного. В языковом пространстве существуют одновременно два слова: одно более официальное, а другое — теплое для общения между собой.

Иногда вместо каенана могут употреблять бияана («бия» — кобыла, кобылица) — так в Елабужском районе за глаза называют нелюбимую свекровь.

Сухофрукты, деликатесы и другие ласковые обращения

В татарской культуре и языке, как и в других языках, существует целая система обращений к любимым, близким людям: кадерлем — дорогой мой, ценный, сөеклем — милый мой, алтыным — золотой мой, күгәрченем — голубка моя, былбылым — соловей мой, аккошым — лебедь мой, акыллым — умный мой, җаным – душа моя, җанкисәгем — частица моей души, бәгырем, бәгырькәем — буквально переводится как «печень моя» (нечто дорогое), йөрәк хисем — дуновение/чувство/биение сердца, йөрәк маем — масло на сердце, в русском языке есть аналогия «бальзам на душу». Если говорить о сливочном масле, то это одно из главных лакомств татарской кухни. Татарский десерт талкыш кәләвә состоит из масла и меда.

апа — тетя или старшая сестра, пожалуй, имеет самые яркие эпитеты: алма апа – яблоневая или цветущая сестра или тетя, туган апа — родная сестра или тетя, тәти апа — нежная сестра или тетя, чибәр апа — красивая сестра или тетя, шикәр апа  сахарная сестра или тетя. Такое богатство прилагательных не только связано с количеством теть в семье, но и нужно для различения теть с папиной и маминой стороны, а также для указания жены дяди.

Обращение җимешем — ягодка моя — каждый татарин даже сегодня слышал не раз. Җимеш — это сладость, сухофрукты, деликатесы, которые доставляли в Поволжье бухарские купцы из Средней Азии. Поэтому җимешем означает нечто очень ценное, редкое.

В назывании своих близких соединяются разные пласты жизни татар: любовь к природе и конкретным видам птиц, особенности кухни, торговые традиции. Татарский язык звучит нараспев, мягко, будто баюкая любимых, сглаживая острые углы. Есть выражение тәмле телле — сладкоречивый. Это вообще характерно для поволжских татар, которые стремятся договариваться дипломатично и мирным путем, добиваясь своего «за чаем».

Сегодня у татар почти нет яблоневых, сахарных теть и медовых дедушек. Наверное, потому, что люди живут малыми семьями и детей в семье не больше двух. Существительные и прилагательные перед наименованием «тетя» или «дядя» стали избыточными, мы все чаще называем друг друга по имени, придумывая ласковые варианты, известные только близким: Энҗе — Энҗекәй (по-русски было бы «Энжешечка»). «Сахарные» тети и «далекие» бабушки постепенно становятся историей. В современных русскоязычных татарских семьях слышится родное слово матурым (мой красавец, моя красавица) — как привет из прошлого, дань татарскому языку и традиции. Все чаще татарский язык соединяется с русским. Например, близких ласково называют тәмнушка: в этом слове к татарскому корню (тәмле — значит «сладкий») прибавлен русский уменьшительно-ласкательный суффикс -ушк-, получается «сладкушка», сладенький. Семья сегодня стала местом диалога языков и культур, пространством, где всегда есть место родному, «своему».

Благодарим за консультацию Наилю Ханбекову.