Интервью История и мы

Бабушкин блокнот, предки-капитаны и могила генерала на Новодевичьем кладбище

История поиска предков, похожая на квест 20.10.2021 7 мин. чтения

Бабушкин блокнот, предки-капитаны и могила генерала на Новодевичьем кладбище

Михаил Никифорович Лушев и Вера Ивановна Лушева, прадед и прабабушка Анны Козаченко. Фото из семейного архива. 

Анна Козаченко увлеклась семейной историей еще в юности, когда бабушка передала ей блокнот с мемуарами. Анна рассказала Familio.media о том, как попытки идентифицировать родственника на разных фотографиях превращаются в настоящий квест и как с каждой находкой она все больше ощущает родство и общие интересы с далекими предками, которых никогда не знала.

Хранители семейной истории

Идея поиска предков возникла у меня еще в школе в 90-е годы, когда я получила от бабушки по маминой линии блокнот с воспоминаниями о ее детстве в деревне. Она описала то, что помнила сама, то, что ей рассказывала ее бабушка и соседи — о семье, о войне. Бабушка была учительницей русского языка и литературы и имела склонность к писательству. Читать блокнот оказалось очень интересно — и у меня возникла идея зафиксировать информацию о родственниках графически, но я потерпела поражение, потому что составить дерево вручную сложно. Особенно если у каких-то родственников было больше одной жены или много детей. И я эту идею забросила. Еще разговаривала с тетей по отцовской линии о нашей семье и фамилии. Она тоже смогла вспомнить достаточно много родственников и рассказать, кто куда разъехался. Все это я тогда записала вручную, но опять же уперлась в то, что не смогла это качественно оформить.

Раиса Михайловна Лушева (Белозерцева), бабушка Анны Козаченко. Фото из семейного архива.

Интерес к прошлому моей семьи заново возник в 2007 году, когда я переехала в Петербург. Из дневника бабушки я знала, что мой прадед Михаил приехал в Петербург в качестве сезонного рабочего. Он был кровельщиком и участвовал в ремонте Эрмитажа. Бабушка помнила название улицы, на которой он жил, потому что однажды они приезжали к нему в гости. Я ходила по Петербургу и думала: «Где же этот дом?»

Приезжая из Петербурга в Архангельск, я несколько раз общалась с бабушкиной сестрой тетей Лизой, у нее была очень хорошая память, светлая голова, она умерла, не дожив до ста лет пару месяцев. Слушать ее было интересно, она очень много всего рассказывала. И во мне снова поднималась волна интереса к семейному прошлому, хотелось все это где-то зафиксировать. А совсем недавно, весной 2021 года, двоюродный брат моей мамы дядя Миша, который живет в деревне Побоище, откуда родом «архангельская» часть нашей семьи, сделал запрос в архив Архангельской области по основной фамилии нашего рода. Вначале ему сказали, что ждать придется полгода, но в итоге прислали ответ через два месяца. Благодаря этому мы получили много информации — удачно, что все родственники жили в одном регионе.

Раньше дядя Миша тоже пытался рисовать дерево, пользовался каким-то платным сервисом, но у него не все получилось, и он забросил это дело. Когда мы получили новую информацию благодаря архиву, я как раз узнала о сервисе myheritage. Мы собрались с мамой, достали распечатки из архива, которые дядя нам передал, сели вместе и постарались внести в интернет-древо максимум информации, которая у нас была.

На сайте Familio также в ближайшее время появится функция построения семейного древа. Следите за обновлениями.

Этим летом я гостила у мамы в Архангельске. Мы приехали в деревню к дяде Мише с компьютером и показали, как круто выглядит наше древо. Вместе дополнили его деталями. Мы сделали ему приглашение для доступа к странице, чтобы он тоже мог добавлять информацию и фотографии.

Квест с раритетными фото

Мой дедушка увлекался фотографией — у него была и кино-, и фотокамера, он научил мою маму фотографировать. У нас сохранились довольно старые фотографии — 40-х, 50-х, 60-х годов. Альбомов очень много, и мы с мамой с интересом их рассматриваем. Особенно после создания древа, когда мы стали разбирать фотографии и искать людей, имена которых там есть. С ближайшими родственниками все было просто, но когда пошли мамины дяди, которых она видела один раз в детстве, стало сложновато. Здесь помогли бабушкины подписи на фотографиях.

Михаил Никифорович Лушев (слева, сидит) и его брат Григорий Никифорович Лушев (справа, стоит). Фото из семейного архива.

С фотографиями было очень интересно разбираться: видишь одно и то же лицо на двух фотографиях, но на второй немного другой ракурс, другие люди вокруг, и человек уже чуть больше похож на кого-то знакомого. И мы с радостью: «Это же дядя Витя!» Отлично, идентифицировали, сфотографировали на телефон, сохранили в папку на компьютере.

Самая старинная фотография в нашем архиве — снимок моего прадеда Михаила Никифоровича Лушева. Он жил с 1886 по 1957 годы, и первые его фотографии, судя по внешнему облику, пришлись на начало XX века. Две наиболее ранние из них — та, где прадедушка восстанавливает здоровье в санатории, куда попал после ранения во время Первой мировой, и та, где они сидят вдвоем с братом Иоанном Никифоровичем Лушевым. Снимки не подписаны, поэтому сложно определить, какой из них сделан раньше.

Удивительные находки: архивные записи XVII века и генерал со страничкой в Википедии

Работать с архивными документами, которые достал дядя Миша, было увлекательно и сложно одновременно. Там очень много записей вплоть до 1660 года. Мы с мамой увидели огромное количество родственников, о которых не писала даже бабушка. Например, в архивах нашлась информация о ее дяде Иоанне, который уехал в Петербург не на разовые заработки навсегда. Это мы смогли отследить по метрикам: в них были указаны причина убытия, род его деятельности, дата отъезда, и добавлено, что он больше не возвращался. Осенью я планирую сделать запрос в архив Петербурга и поискать двоюродного прадеда Иоанна, который уехал в Петербург и не вернулся. Очень интересно узнать, осел он там насовсем или поехал дальше, осталась ли у него здесь какая-то семья и как у него вообще сложилась жизнь.

В разделе База знаний на Familio представлена информация о более 3 000 000 дел из архивов Санкт-Петербурга с указанием номера фонда. Это помогает облегчить дальнейший архивный поиск.

Было удивительно, что у многих наших прадедов было по три жены, каждая из которых в достаточно раннем возрасте, к сожалению, умирала — то от родов, то от болезней. Прадеды тут же женились снова, рожали детей. Это был еще один квест — определить, какие дети к каким мамам относятся и составить правильное дерево. В метриках до 1830-х годов очень часто не писали имя матери. Мы сопоставляли даты жизни, искали в метриках за последующие годы упоминание, что это не просто Иван, а, например, Иван — сын Татьяны. Мы потратили много времени на работу с метриками и в результате поразились, что дошли до 8-го колена!

Еще один удивительный момент случился, когда мы составили дерево на сайте, а на следующий день нам прилетело уведомление от сервиса, что, оказывается, часть нашей ветки участвует в ветке другого пользователя. Мы зашли, посмотрели — и действительно, это один из наших дальних родственников, который тоже занялся составлением генеалогического дерева. Совпали имена, фамилии и годы жизни наших с ним родственников, и мы подтвердили эти совпадения — таким образом, нашлась еще одна огромная ветка родственников. Посмотрев на эти фамилии, мама даже узнала людей по детским воспоминаниям. Мы подумали, что тот родственник тоже увидит это совпадение, и если заинтересуется, может написать нам — возможно, я и сама в будущем решу написать ему.

В генеалогии это называется пассивный поиск, когда вот так вот сами находятся родственники.

Одна из самых удивительных находок — дальний родственник-генерал, у которого есть страничка в Википедии. Мы с мамой разбирали документы, вписывали родственников по метрикам, и тут мама говорит: «Я помню, мне когда-то бабушка рассказывала, что у нас чуть ли не генерал есть в роду». Я говорю: «Давай поищем в интернете, если он генерал, то должен быть известен». И мы просто набрали «генерал Лушев». Мама помнила, что имя у него «то ли Юра, то ли Гоша, то ли Жора, то ли Гога». Мы нашли его в первой же строке результатов поиска — Петр Георгиевич Лушев. Это действительно был он, все совпало. По году рождения и по тому, что он жил в нашей деревне, мы поняли, к какой ветке он относится, и внесли туда информацию о нем. Нам даже известно, что он захоронен на Новодевичьем кладбище.

Прадеды-капитаны и любовь к морским путешествиям

После прочтения бабушкиных записок я много думала о предках по маминой линии — у нас в роду были крестьяне и мореходы. Два моих прадеда Михаил и Григорий летом занимались сельским хозяйством, зимой работали кровельщиками в артели в Санкт-Петербурге. Прадед привозил много книг оттуда — он был очень грамотным человеком и любил читать. У меня хранится своеобразная семейная реликвия — его подшивка журнала «Родина» за 1898-1899 годы. После ранения на Первой мировой войне прадед Михаил перестал ездить в Петербург и уехал в Архангельск работать капитаном, как и его брат Григорий, — они водили теплоходы по Двине.

Михаил Никифорович Лушев в госпитале после ранения в Первую мировую войну. Крайний справа в нижнем ряду. Фото из семейного архива.

Все это вызывает во мне некое ощущение родственности. Конечно, трудно говорить о влиянии этих людей на меня, ведь я не знала их, они умерли до моего рождения. Но некую общность, понимание, что у нас схожие мотивы, интересы в жизни — это я чувствую. Я тоже человек-путешественник: уехала из Архангельска в Москву, потом в Петербург. Я тоже человек воды, очень люблю море, морские путешествия, и жить рядом с водой для меня очень важно.

Я узнала, что мой дедушка тоже много путешествовал: бывал в Прибалтике, Финляндии и других странах, хотя из Советского Союза было сложно выехать. Я даже нашла у него фотографии тех же мест в Хельсинки, где я сама люблю фотографироваться.

Любопытно и отношение предков к революции, войне, к тому, что происходило в стране. Как крестьяне они очень сильно пострадали от советской власти, жизнь семьи изменилась в худшую сторону. Интересно, что в Архангельской губернии никогда не было крепостного права, здесь процветало мореходство. До прихода советской власти Архангельск был огромным портом, где стояло множество иностранных кораблей и велась торговля. Я с детства изучала краеведение, читала истории местных писателей о том, как люди жили здесь, не будучи рабами. Там нет историй про злых помещиков, про угнетающую бедность — врагами для них были плохая погода, ненастья, кораблекрушения. Они были свободными людьми, и это очень чувствовалось в литературе, посвященной тому времени. Мне кажется, не будь это так, не смог бы мой прадед ездить год за годом в Санкт-Петербург. Не смог бы он и уехать в Архангельск, быть капитаном, жить, где он хочет, читать книги, какие хочет, привозить прекрасную мебель из Петербурга, она до сих пор стоит в доме у дяди.

История моих предков с той стороны — это история о свободе, начитанности, грамотности и даже некой интеллигентности, хотя о людях из деревни сложно такое сказать.

Теперь моя задача — изучить историю предков со стороны отца. Это совершенно другой регион, другие люди, другие занятия — абсолютно другая история. Мне интересно, как эти ветки будут смотреться вместе в моем дереве. Я буду исследовать Краснодарский край, город Горячий ключ — посмотрим, что мне удастся найти там. Сначала я встречусь с тетей со стороны отца, запишу, что она помнит. Потом попробуем сделать запрос в архив. Пока не уверена, что из этого получится — та часть семьи переезжала и, возможно, мы ничего не найдем. Так что моя история поисков не заканчивается.