История и мы

Большая стирка в крестьянском доме

Как справлялись с домашними делами без электричества и водопровода 27.10.2021 5 мин. чтения

Большая стирка в крестьянском доме

Коллаж Павла Гончарова

До повсеместного появления стиральных машин стирка была для женщин изнурительной тяжелой работой, отнимавшей не только большую части времени, но и здоровье. Рассказываем, как был устроен процесс стирки в простой крестьянской семье на рубеже XIX и ХХ веков.

Подготовка к стирке

Раньше считалось, что по возможности лучше вообще не стирать. Вещи старались носить бережно, как можно дольше избегая необходимости стирки. Нательное белье стирали раз в неделю, остальные вещи по мере загрязнения, обычно 1-2 раза в месяц. Когда же дело доходило до стирки, бережливые хозяйки отпарывали от одежды яркие детали, а после стирки пришивали обратно, чтобы сохранить парадный вид вещи.

Перед стиркой вещи рассортировывали: парадную одежду отделяли от рабочей, мужскую от женской, детские вещи было принято стирать отдельно от взрослых. Примета гласила, что смешивание вещей членов семьи при стирке чревато неудачами. Сортировали вещи также по цвету и материалу: лен стирали с льняными вещами, шерсть — с шерстью. Особенно грязные вещи предварительно замачивали, а пятна застирывали.

Где стирали

С ранней весны до глубокой осени стирали преимущественно в проточной воде на открытом воздухе, стоя на коленях, на деревянных мостках. Эти мостки зачастую превращались в своего рода женский клуб, где, помимо стирки, происходил и обмен новостями. Зимой чаще всего стирали в доме, а вот полоскать все же приходилось на реке — для этого мужчины специально отбивали проруби.

Стирать в бане считалось не просто плохой приметой, а грехом. Впрочем, в некоторых регионах России, например, в Никольском уезде Вологодской области, на такие приметы не обращали внимания:

«Зимою бучат в бане, а летом на вольном воздухе или на поварне (пивоварне)», —

сообщается в материале Этнографического бюро князя Вячеслава Тенишева «Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы».

Чем стирали

Вещи стирали мыльным корнем — его собирали поздней осенью и хранили в тканевых мешках. Перед стиркой корень мельчили, замачивали, процеживали и полученным раствором стирали, стараясь за стирку израсходовать весь, так как он быстро портился.

Коллаж Павла Гончарова

Для стирки также использовали золу. В кадушку с бельем клали мешочек с просеянной золой, заливали водой и кидали туда раскаленные «бучные каменья», чтобы вода кипела. «Буком» или «бучей» называли щелок, а сам процесс стирки — «бученье». В иных случаях золу смешивали с водой, настаивали несколько дней и получали мыльный на ощупь щелочной раствор, концентрированный настолько, что его приходилось дополнительно разводить водой. Стирать в неразведенном щелоке одежду — дело коварное, отстирывается хорошо, но вещь затем быстрее изнашивается.

Мыло появилось в крестьянском обиходе на рубеже XIX-XX веков. К слову, поначалу оно не пользовалось большим спросом, покупали его не слишком активно — предположительно из экономии. Для того, чтобы увеличить продажи, производители мыла стали прикладывать к мыльной печатке лист бумаги с орнаментом для вышивки. Надо сказать, этот маркетинговый прием возымел результат: доходы мыловарен увеличились, а мыло с тех пор прочно вошло в крестьянский обиход и даже стало использоваться в некоторых обрядах как предмет, обладающий особой магией. А орнаменты, продававшиеся вместе с кусками кустарного мыла, украсили множество полотенец и рукотерников.

Процесс стирки

Как белье бучили

О том, как в крестьянских семьях проходило бученье, сохранились подробные сведения, собранные корреспондентом Иваном Ивонинским в 1899 году для Этнографического бюро Тенишева:

«Бучат у нас следующим образом. Берут бук — это высокая большая кадца (кадка) с отверстием на дне, — а раньше это белье вымачивают. Над отверстием кладут на дно какой-нибудь предмет, например, большой черепок от кринки, чтобы белье не закрыло отверстие, и чтобы в то же время вода могла свободно иметь доступ к отверстию и выбегать вон. Затем в бук накладывают белье: на низ кладут белье линючее и то, которое желают лучше пробучить; наверх кладут самое грубое, как-то: мешки, полотна, наволочки от постели и прочее, так что если зола и пройдет через половик, то не повредит белью; бук сверху закрывается половиком, на него насевают пеплу (золы) и наливают воды.

После этого в каменке калят каменья и храпами — это ухват с тремя рогатинами, из коих средняя выгнута вниз — каменья спускают в бук. Снова в печь валят других каменьев, а бук оставляют в покое, пока вода не успокоится и не уйдет в белье; после этого прошедшую через белье воду выцеживают в шайку, снова выливают на пепел и опять кладут каленые камни. Зола и пепел у наших крестьян — две вещи совершенно разные: пепел — это те остатки, которые получаются после горения, а зола — это вода, смешанная с пеплом, вскипеченная и процежонная через что-либо; зола идет на многие домашние потребности (например, моют голову, чтобы чище была).

Долго ли происходит этот процесс, бабы знают по практике. После всего этого все с бука убирают, и белье начинают стирать. В стирке белья принимают участие все: и бабы, и девицы, и подростки; полощут же белье только девицы и молодицы. Бабы обыкновенно говорят: “Ну-ко, идите, девоцки, полощите, а я, старуха, замерзну”».

Как валяли и клепали белье

Еще одним орудием для стирки служил валёк. Этой небольшой деревянной лопаткой «валяли» и «клепали» при стирке белье на камне или на доске на берегу реки. Очищаемую ткань мало было просто прополоскать, ее нужно было «переть» — жать, давить и поколачивать, буквально выбивать грязь с помощью валька.

Коллаж Павла Гончарова

Вальки, в отличие от других орудий прачечного труда, могли украшать затейливыми орнаментами. Этот незамысловатый предмет нередко преподносили парни девушкам в качестве подарка со значением и намеком на грядущее сватовство, и тогда помимо обычной резьбы на поверхности валька могли оказаться инициалы любимой и дата дарения. Эти вальки напоминали стилизованные женские фигуры: утолщение на конце рукояти вроде головы, рабочая часть валька — туловище, а перекрестие у основания — руки.

Красивым резным вальком, расписанным яркой краской, девице жалко было и работать. В музейных коллекциях встречаются вальки, по которым видно: владелицы берегли их и в работу не пускали.

Как белье сушили и гладили

Для сушки белья использовали веревки, перекладины или забор. Белье развешивали, сушили и проветривали. Иногда раскладывали на солнце — для того, чтобы дополнительно отбелить. Гладили деревянными вальками: катали скатанное полотно таким образом, чтобы ткань выравнивалась. Позднее вошли в обиход утюги: их грели на печке или наполняли горячими углями.

Глажка тоже была делом трудоемким и физически затратным: тяжелый утюг нужно было переставлять к печи и обратно к гладильному месту. Но особое мастерство заключалось в том, чтобы утюгом не испортить ткань — не перегреть и не подпалить.

Благодарим за помощь в подготовке материала культуролога, директора Пермского дома народного творчества Татьяну Санникову.

При подготовке текста использованы материалы Этнографического бюро князя В.Н. Тенишева «Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы».