Интервью История и мы

Как разговаривать с ребенком о Великой Отечественной войне

5 советов учителя истории 04.05.2021 4 мин. чтения

Как разговаривать с ребенком о Великой Отечественной войне

Урок патриотического воспитания на тему Великой Отечественной войны в одной из школ города Кириши. Роман Храмовник/ТАСС

Вторая мировая война — одно из центральных событий прошедшего столетия. Оно изменило мир, общество, привычки и ценности каждого человека, которому довелось жить в то время. И сегодня дети задают взрослым вопросы, связанные с войной. Учитель истории Валерия Бармина рассказывает, как говорить с ребенком об этом.

Важно говорить о том, что война — это трагедия

Обычно о войне детям начинают рассказывать в детском саду. Словосочетание «Великая Отечественная» помещается в сознание ребенка в старшей группе детского сада. Ребята знают, что была война с Германией, — правда, чаще всего ее представляют как подвиг, забывая сказать, что это было и величайшей трагедией. Но важно представлять войну с разных сторон, показывать ее неприглядность, говорить о ней серьезно.

Когда моей дочери было восемь лет, она пришла домой с классного часа, посвященного патриотическому воспитанию, и рассказала историю девочки, которая пряталась во время Великой Отечественной войны в подвале. Рассказала с улыбкой, усмешкой — не восприняв той трагедии, что кроется за этой историей. Была ли она готова к серьезному разговору со мной о том, что такое война? Наверное, нет. Но после этого мы поехали в Белоруссию, где воевал мой дед. Это был отпуск, который мне хотелось провести с детьми осмысленно: мы знакомились со страной, я рассказывала, что здесь воевал их прадед. Мы с дочерью отыскивали места, которые дед описывал в дневнике. Я не знаю, как много дети вынесли из этой поездки, но они точно стали ближе к реальной истории.

Если дети воспринимают войну только как подвиг, они могут легко и не задумываясь произносить слова «можем повторить». Но мы не можем ничего повторить, войну прошли не мы. Я вообще не уверена, что могла бы пережить то, что было суждено моей бабке. 

Формат разговора зависит от возраста ребенка

Новосибирск. 2001 год. Урок мужества с выпускниками в школе №182 провела штурман экипажа У-2 Екатерина Шипова (на снимке справа), встретившая с боевыми подругами День Победы на полевом аэродроме под Берлином. Фото Владимира Зинина (ИТАР-ТАСС).

Говоря о войне с младшими школьниками, важно рассказывать о том, что ребенок может понять и примерить на себя, о том, что приближено к его социальному опыту. Например, можно рассказать, что принесла война детям, как они ее переживали. Ребенок способен понять, что такое 120 грамм хлеба или каково это — все время сидеть в подвале без возможности выйти на улицу.

С 11-12 лет детям становятся важны социальные связи, они начинают размышлять, как принято и не принято вести себя в группе, какие поступки считаются важными, какие незначимыми. Поэтому можно говорить об известных и неизвестных героях войны, читать письма с фронта и из тыла, смотреть фильмы. Художественные произведения — тоже серьезные источники информации о войне, особенно те, что созданы очевидцами.

Очень важно качество книг и фильмов, из которых ребенок узнает о войне. Лучше, если родитель или учитель прочитает и посмотрит их заранее. Но если ребенок самостоятельно выбрал книгу или фильм, качеством которых вы недовольны, не нужно его за это ругать, иначе он больше не будет проявлять инициативу. Главное — обсудить, о каких событиях он узнал, какие выводы сделал.

Старшеклассники готовы сами рассуждать о войне, и здесь лучше всего подойдет формат дискуссии. Как правило, подростки видели всего несколько популярных фильмов и читали несколько книг о войне в рамках школьной программы, — но даже с небольшим бэкграундом они имеют право на собственное мнение, не нужно их останавливать и прерывать. Если урок из свободного разговора и обсуждения превратится в лекцию, прочитанную менторским тоном, ученикам будет неинтересно.

Интересы ребенка помогут ему лучше понять тему войны

Разных детей тема войны может затронуть по-своему. Если ребенок увлекается техникой, его могут заинтересовать танки. Он может знать о T-34 и «Пантерах» больше учителя — за этот интерес стоит зацепиться и продолжить разговор, расширяя тему: поговорить о танкистах, об их военном быте, о судьбах людей.

Некоторые ребята интересуются военными операциями, их тактикой и стратегией. С такими учениками можно разрабатывать операции прямо на уроке: рисовать на доске диспозицию и военные задачи. Чем больше школьник будет думать над задачей, тем больше он будет понимать, что двигало военачальниками, какие проблемы они решали.

Многие ребята знают об известных героях войны — например, Александре Матросове, Александре Покрышкине. На уроках они задают вопросы о героях неизвестных — простых людях, не попавших в советские мифы. И эти темы важно поднимать. Современные дети почти ничего не знают о партизанах, они представляют их мужиками в ватниках, бегающими по лесу. Но у партизан были свои цели, свои операции и, конечно, среди них были герои — некоторые такого же возраста, как старшеклассники. Узнавая о героях, ребята не только больше понимают войну, но и начинают размышлять о самих себе.

Конечно, школьники пытаются понять, как люди переживали войну. Они часто спрашивают о концлагерях, о том, каково было жить на оккупационных территориях, о том, как люди становились остарбайтерами и работали на немецких фермеров и помещиков. Именно эти разговоры помогают им увидеть, как война повлияла на человеческие судьбы, помогают увидеть войну как трагедию.

Нужно прямо отвечать на неудобные вопросы

Если школьники задают острые вопросы — о коллаборационизме, заградотрядах, пакте Риббентропа-Молотова, — то отвечать нужно правду, не подменяя факты мнениями. Нельзя говорить, что чего-то не было, если это доказанный факт. Есть факт, что генерал Власов был предателем, а вот почему он это сделал, на что рассчитывал — это мнения. А вот про подвиг 28 панфиловцев фактов мы не знаем, нам доступны только мнения. И это тоже прямой ответ: мы не знаем фактов, но можем поразмышлять.

Остановитесь, если ребенку тяжело говорить о войне

Я выросла в 70-е, когда о войне рассказывали откровенно: детям подробно описывали жизнь пионеров-героев, показывали страшные фотографии погибшей Зои Космодемьянской. Мне кажется, именно поэтому у моего поколения любое упоминание о насилии на войне вызывает шок. Я стараюсь быть аккуратной, разговаривая с детьми о войне, не упоминаю о физиологических подробностях. Показать, что война была трагедией, можно и другими способами — например, рассказать о быте, о голоде, о постоянных бомбежках.

Некоторые учителя думают, что если они доведут ребенка до слез, то он лучше прочувствует тяжелую тему. Но это не так — у каждого есть свой предел. И если сейчас ребенка переломить, возможно, потом он будет закрываться от военной темы, не будет ею интересоваться. Важно обращать внимание на реакцию детей — если они слушают молча, следят за вами взглядом, то им интересно. Если они начинают отводить взгляд, перестают отвечать, долго фокусируются на одном предмете, то стоит остановиться — похоже, тема становится слишком серьезной и болезненной.