Интервью Проект Familio

Главная роль Familio — объединение людей

Интервью с пользователем сервиса 03.06.2022 9 мин. чтения

Главная роль Familio — объединение людей

Семья Хабибуллиных, 1970 г. Фото из семейного архива

Ильдар Хабибуллин — глава проектно-строительной компании, общественный деятель и совладелец регионального портала «Ural.tatar» — координирует архитектурно-исторические и культурно-национальные проекты в Екатеринбурге и по татарским деревням Башкортостана. Он поделился своим опытом поиска предков, рассказал, почему для него важно сохранить семейную историю и как в этом может помочь Familio.

Консультация с генеалогом

Подробное обсуждение с экспертом-генеалогом вашей ситуации, вариантов ее решения и перспектив дальнейшего изучения истории семьи

Узнать подробности

Общественные проекты и личные поиски

Как это часто бывает, все началось с детства. Я с подросткового возраста работаю в строительстве, начинал с разнорабочего, потом был отделочником, прорабом и, наконец, открыл свою компанию. Несколько лет назад общественная деятельность и профессиональная сошлись в различных архитектурно-исторических и культурно-национальных проектах, связанных с архитектурой и «татарским следом» в Екатеринбурге:

  • телеграм-канал АрхиЕкат, где публикуются фотографии в формате «Было-стало» с одних и тех же точек Екатеринбурга;
  • «Ekatowers» по Екатеринбургским водонапорным башням. Он появился после нашумевшего сноса большой телебашни столицы Урала и еще одной небольшой около дома, где я вырос. Все эти башни уничтожают, и мы решили создать их реестр.
  • «Татарская слобода Екатеринбурга» о квартале в центре города, где в XIX–XX веках проживало много купцов и других жителей татарской национальности.

Кроме профессиональной деятельности, своей небольшой компании, я веду сообщества ВКонтакте по деревням Балтачевского и Илишевского районов Башкирии, выкладываю различную информацию, чтобы мотивировать людей делиться воспоминаниями, фотографиями. Если в деревне отца, с которой я начинал, Новоякшеево, только 15 дворов осталось, то по деревне Старонадырово, где родился мой дед с маминой стороны, — около 30 дворов, там поживее.

Деревня Старонадырово, справа — дом прадеда Ильдара Хабибуллина, слева — его брата. Фото из семейного архива

Я создал группу, начал приглашать людей из других районных сообществ, где могут быть односельчане, и буквально за пару недель там 60 с лишним человек добавилось. Причем лавинообразно, даже статистика «ВКонтакте» показывает, что просмотры возросли в 5,5 раз. Молодые люди и те, кто постарше, — все хватаются за такие возможности, раз кто-то это начал, они тоже начинают делиться воспоминаниями и фотографиями.

Рассылка на почту
Лучшие статьи недели. Без спама.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Говорят, что уважающий себя человек должен семь колен знать, и с национальной точки зрения это тоже важно. Будь ты татарином, русским или кем-то еще, если ты про своих ничего не знаешь — своих традиций, истории, — ты не будешь себя полноценно чувствовать где-нибудь в Европе. Это важный момент для меня.

По третьей деревне — Ташлы-Елга Куrморского района Татарстана — в существующей сельской группе я нашел в одном посте руководителя местного ДК и начал ей вопросы задавать. Она мне сразу же дала контакты человека, про которого я нигде информации не видел, а он, оказывается, книгу про эту деревню написал. Я с ним созвонился, оказался классный мужик: «Приезжай, – говорит, – встретимся». Он книгу сразу же выслал свою. Потом оказалось, что он моих родственников в этой деревне знает и даже назвал сходу несколько фактов, которые вообще неизвестны, — например, что мой двоюродный дед до Берлина дошел и орден Красной Звезды получил.

Дом Хабибуллиных в деревне Новоякшеево, 1968 г. Фото из семейного архива

Когда задействуешь не только свой временной и физический ресурс, свой опыт, но и максимальное количество людей, которым это тоже может быть интересно, — получается целое расследование генеалогическое.

Этим очень интересно заниматься, если углубляешься, поэтому я продолжаю по мере времени и сил, конечно. Потому что если заниматься только материальными вещами, хотя они и важны — деньги, дом, машина, квартира и так далее, — не интересно так жить. Хочется мыслить шире.

Что касается личных поисков, лет пять-шесть назад я начал более глубоко интересоваться корнями. Видимо, с сознательным возрастом это пришло. Я тогда отпраздновал Новый год в упомянутой выше деревне Новоякшеево, в Башкирии. Кажется, это был 2016-й. И там как-то разговор зашел с моей теткой о наших предках, и она мне показала рукописные шежере — это по-татарски, по-башкирски древо генеалогическое, которое они составляли вместе с ее сестрами. Но это все, естественно, было на таком уровне — на бумажке, и все. Я взял эти записи и начал разбираться, собирать документы, фотографии и периодически возвращаться к этой теме. Но более плотно стал заниматься этим в последние год-полтора.

У меня был какой-то внутренний запрос. Родители специально об этом со мной лекции не проводили. Может быть, как-то неосознанно внушали, но сказался тот факт, что у нас большая семья. У моего папы мать-героиня родила десять детей. Когда мы в детстве в деревню на все лето уезжали, представляете, сколько там народу было? Два дома и баня, все заполнены двоюродными братьями, сестрами, дядями-тетями.

Главная роль Familio — объединение людей

Собрав информацию, я построил древо на 300 человек с двух сторон на одном генеалогическом сайте. Потом, когда я увидел, что появился Familio, он мне сразу же понравился своим интерфейсом. Я зарегистрировался и начал медленно заполнять, но тогда не было ни экспорта «GEDCOM», ни самого визуального древа. На какое-то время я оставил этот ресурс, а теперь, когда эти возможности заработали, мне залили древо, и теперь там работаю все чаще. Также участвую в чатах и даже какие-то свои предложения вношу. К тому же я познакомился с Айдаром Ахтариевым, вышел на него через общих знакомых в екатеринбургских общественных кругах. Айдар оказался соплеменником. Да еще вы представляете – потом выяснилось, что мы давно знакомы с его супругой! Это все примечательно, но не главное. Главное — сам проект классный!

На Familio появилось Древо

Рассказываем, как им пользоваться

Читать

Чат Familio в Телеграме сильно помогает — люди делятся опытом, очень много интересного, нового узнаю, источники, а недавно нашел информацию по приходам на сайте, увидел, что этим инструментом можно воспользоваться, осталось продолжить эти поиски, понять, в каких приходах были метрические книги моих предков. Здесь еще нужно дальше копать, но я начал нащупывать, чем еще практически, кроме визуально красивого древа, может помочь Familio и какой у него потенциал.

Самая главная роль Familio — это объединение людей. Есть обсуждения, которые еще будут дорабатываться, чтобы можно было о том или ином населенном пункте общаться. К примеру, у меня деревня Новоякшеево, 15 дворов осталось. Да, выходцев оттуда очень много, но в группе в соцсетях только я и еще один парень пишет, остальные лайкают. То есть потенциал общения по одному населенному пункту под названием Новоякшеево или другим подобным — минимальный. Уже больший по Балтачевскому району или любому другому в Республике Башкортостан. И когда это будет на сайте, все эти рассуждения объединятся, наряду с тем, что Familio сейчас заполняется, и тогда это будет намного круче.

В этом есть большой потенциал, который я вижу, потому что в жизни одного человека нет такого количества желаний, времени и сил, сколько в совокупности у других. Если тот или иной человек нашел массу информации, каких-то документов по району, по деревне, зачем другому его путь проходить, если он может с ним пообщаться.

Это такая синергия по времени, опыту и ресурсам, которую позволит выполнять Familio.

Как найти нужный приход?

И почему это важно?

Читать

Семейная книга с древом на память родственникам

Несколько лет назад у племянницы была свадьба. За последние годы это единственное крупное событие, где мы все вместе собирались. В дополнение к подарку я распечатал семейную книгу с фотографией семьи и древом — 53 человека было на тот момент, которые пошли от бабушки и дедушки с папиной стороны. И родственникам раздал тоже. Эффект был сногсшибательный — люди очень обрадовались!

Тогда родственники заинтересовались. Даже предлагали, если нужно, скидываться на поиски. В общем чате они все смотрят, комментируют, говорят: «Классно, спасибо, Ильдар, ты молодец!» Похвала как таковая не важна, важна просто обратная связь. Потому что это дело такое, скрупулезное. Не все люди этим могут заниматься, здесь нужно терпение. За это никто не платит, очевидного ежесекундного, ежеминутного эффекта здесь нет. И поэтому здесь любая обратная связь поддерживает.

Сейчас у нас семейный чат на несколько десятков человек, где мы общаемся, делимся воспоминаниями, я туда скидываю информацию, которую нахожу.

Из рассказов родственников узнал много любопытных деталей. Например, мой дед, папин отец, лет в 20 поехал в Москву, участвовал в строительстве метро — на лошади землю вывозил. Даже фотография оттуда сохранилась. Потом работал где-то на руднике на Урале. А прадед с папиной стороны был хаджием – это тот, кто совершал хадж, ходил в паломничество в Мекку. Чуть ли не пешком — это кажется невероятным. Сейчас можно просто взять тур в Мекку и слетать. А тогда это было очень тяжело.

Самая старая фотография из архива Ильдара Хабибуллина, 1938 г.

Причем такие рассказы обычно случайные: бывает, мы о той или иной ветке разговариваем с родственниками, но они ничего не могут рассказать. А в другой раз едем на машине, условно на кочке споткнулись, и кто-то вдруг что-то вспомнил. Я диктофон включаю.

Вместо безликой записи в древе, где просто фамилия, имя, год, я вижу человека, живые истории и воспоминания. В каком-то смысле это похоже на то, как будто я нашел новых родственников.

Мне интересны и те, кто уже покинул нас, и те, кто сейчас живет, интересно, чем они занимались и занимаются, хочется, чтобы с ними были какие-то контакты. Исходя из этих данных, я рисую себе примерно портрет человека и понимаю, во-первых, насколько мне было бы интересно общаться с ним в будущем, а во-вторых, возможно, он стал бы единомышленником по построению древа.

Сейчас у меня цель — заполнить древо на Familio, фотографии залить и сделать предварительный черновик книжки, распечатать древо, чтобы, приезжая к кому-нибудь в гости, можно было наглядно показать и подарить такую семейную книгу. Иной раз приезжаешь к дальним родственникам, а кто кому кто, откуда – никто не знает. А так можно будет показать: «Вот здесь я, вот здесь ты». И людям будет приятно. Такой подарок будет намного круче, чем печенье к чаю или какой-то другой кучтанач (гостинец по-татарски).

История персональная и государственная

В основном все мои предки были крестьянами, все жили в деревнях. И с той, и с другой стороны — татары. А как мы знаем, в 1552 году Иван Грозный завоевал Казань, и большинство татар переселили, кто-то даже пешком шел из Казани после завоевания, кто-то из-за гонений на веру. Все эти параллели — история моей семьи, по ним можно изучать историю страны и понимать лучше, чем в учебниках описано.

Мама Ильдара Хабибуллина в центре, дедушка и бабушка справа, деревня Старонадырово, 1960-е гг. Фото из семейного архива

Великая Отечественная, раскулачивания, оптимизации — все это по факту было намного печальнее, мрачнее, чем в официальных сводках и газетах. Но, с другой стороны, всегда было место для каких-то позитивных вещей. Я думаю, не выжили бы мои предки, если бы они думали, что все плохо. Это я сейчас анализирую, а они же этого ничего не знали, они жили и жили себе. Откуда они знали? Допустим, дед часто говорил: «Сталина на них нет!» У них к Сталину было совсем другое отношение.

К тому же через личную историю ты понимаешь, насколько наша страна большая, насколько она разная! Куча национальностей, республики, Север, Сибирь и так далее. Территории с разным менталитетом, с разными людьми. Я это начал понимать, когда к родственникам летел, в Петропавловск-Камчатский. По пути из Москвы видел Центральную Россию, Урал — города, огоньки, огоньки, а дальше — все тайга, тайга, тайга, час за часом тайга. Если бы у меня там родственники не жили, я бы туда вряд ли полетел.

Интерес здесь не только личный, родоведческий, — здесь единение огромное, большое количество родственников, которые живут по всей стране — от Татарстана, Башкирии, Урало-Сибирья и до Камчатки, даже за границей.

Кадир Заляев, дедушка Ильдара Хабибуллина. Фото из семейного архива

Значение генеалогии для развития личности

Для меня важно и правильно знать свои корни, разные — родственные, национальные, исторические. И важно передать это своим детям. Я родителям как-то в шутку говорил: «Почему вы не интересовались?» А у родителей в Советском Союзе свои заботы были. Не то чтобы выживать пришлось, но все же работать приходилось много, материальные задачи были в первую очередь. А сейчас, когда у нас жизнь лучше, чем у наших родителей в том возрасте была, я задумался о том, чтобы у моих детей и их потомков была возможность окунуться во все это. Чтобы я свою часть работы сделал, выполнил свою миссию, и все, что мог, собрал. Не факт, что детям это интересно будет, но если это будет красиво, по полочкам разложено, в книгах, фотографиях, в иллюстрированных древах, они будут понимать, что на это как минимум стоит глянуть.

Когда мы говорим о прошлом, это вовсе не обязательно что-то покрытое мхом, — это важно.

Я считаю, что занятие генеалогией важно для развития гармоничной и позитивной личности в современном мире. В Европе, например, некоторые знают свою генеалогию чуть ли не до королей первых. Для них это нормально. У нас пока этим могут похвастаться только 5-10 % населения в лучшем случае. Но таких людей становится все больше. Появляются такие проекты, как Familio. Это радует и вдохновляет!