Интервью

Ловец застывшего времени

Исследователь заброшенных мест рассказывает о поисках предков 07.01.2022 6 мин. чтения

Ловец застывшего времени

Заброшенный лагерь «Сказка», Дмитровский район Московская область, 2020 год. Фотограф Алексей Грачев

Алексей Грачев, инженер из Подмосковья, уже 14 лет увлекается историей заброшенных зданий, фотографирует старинные усадьбы, церкви в России и зарубежом. В своем блоге в Инстаграме он показывает эстетику полуразрушенных домов, рассказывает их истории, чтобы привлечь внимание общественности. А еще Алексей несколько лет изучает историю своей семьи и самостоятельно дошел до XVIII века. Он рассказал Familio, как из увлечения историей и архитектурой родился интерес к поиску предков и что общего у него с прадедами.

Подлинная история в эстетике заброшенного

Путешествовать по заброшенным местам я начал с 18 лет, с 2007-2008 года. Я всегда интересовался историей, особенно XIX-XX веками и Великой Отечественной войной — отсюда и вырос интерес к старинным зданиям и покинутым местам. Еще хотелось отправиться за новыми впечатлениями, и мы с друзьями начали ездить. Помню первые два места, которые мы посетили: заброшенная дореволюционная Русаковская больница в Сокольниках и недостроенная Ховринская больница на Советской. Потом мы стали ездить по Москве и области на электричках, а спустя шесть лет — выбираться на машине еще дальше, в Тверскую и Тульскую области.

С первых поездок нас это зацепило, заинтересовало — захотелось изучать историю домов, фотографировать их. Уже потом это вылилось в подробные фотоотчеты и блогерство.

В заброшенных местах я вижу более живую историю, чем та, что представлена в музеях: там она воссоздана искусственно, а здесь можно увидеть все как есть, без ремонта, даже со всякими интересными сохранившимися вещами — в деревенских домах иногда все сохранено как в квартире-музее. Мне кажется, что именно в таких местах может пробудиться интерес к подлинной истории.

Заброшенный храм, Тверская область, 2020 год. Фотограф Алексей Грачев

Вначале мы искали заброшенные места в тематических блогах в интернете. В 2007 году это было еще не очень распространенное явление, поэтому найти что-то было непросто и мы ездили по уже известным локациям. Потом начали искать сами — через газеты, карты, сайты со списками соборов и усадеб. Порой даже просто по пути могли что-то найти. Находить неизвестные места самим гораздо интереснее, и сохранность у таких зданий лучше.

За 14 лет мы посетили очень много городов в России и за рубежом. Москва, Петербург, Тула, Владимир, Суздаль, Сочи, Выборг, Тверь, Торжок, Бежецк. В Италии бывали на заброшенных виллах, в Бельгии и Франции — в заброшенных замках. Есть известный сайт UrbanTrip, где отмечены заброшенные места с фотографиями.

За эти годы больше всего меня впечатлили два места. Первое — заброшенный особняк-музей Струка в Петербурге, туда было очень сложно попасть. Он деревянный, украшен резьбой, а внутри в прошлом располагался музей минералов. Атмосфера там очень интересная, камни лежат на витринах с советского времени, а в подвале стоят станки XIX века. Второе место, которое запомнилось, — заброшенный особняк табачного барона во Франции: шикарное здание с лестницами и витражами. 

В заброшенных местах ты как будто уходишь от мирских забот и прощупываешь одиночество. Удивительно, что можно так спокойно, без толп и очередей, как в музеях, посещать разные пространства и наслаждаться их эстетикой. И конечно же, хочется запечатлевать все это, делиться с людьми, рассказывать истории, сравнивать, как выглядело это место в прошлом и что с ним происходит сейчас.

Заброшенная вилла, Италия, 2014 год. Фотограф Алексей Грачев

Своим блогом я стараюсь еще и привлекать внимание общественности и защитных организаций, которые могли бы организовать петиции по защите этих зданий, объединиться и попытаться изменить что-то к лучшему. Я сам вхожу в Химкинское краеведческое общество — мы занимаемся местными зданиями. Когда я посещаю другие города, часто слышу: «Почему вы не спасаете это место?» Я не могу везде и всюду быть, но мы занимаемся зданиями в нашем городе. По опыту знаю, что освещение ситуации, к сожалению, далеко не всегда помогает в решении проблемы.

Хотя были случаи, когда после публикации постов ситуация менялась. Например, усадьба «Белые столбы» Шехтеля на границе Химок и Москвы. Это очень красивое здание с огромным мраморным камином и витражами на лестнице. Одно время там фактически не было охраны, бездомные лазали, усадьба была под угрозой. Мы с Химкинским краеведческим обществом опубликовали репортаж. После этого в усадьбе появилась охрана и ускорился процесс передачи здания под музей, чтобы оно не осталось заброшенным. Еще была история с особняком Нобеля в Петербурге. Вместе с [интернет-изданием] «Фонтанкой» мы привлекли внимание к этому особняку, опубликовали репортаж о его состоянии, пытались связаться с фирмой, которая им владеет. Там тоже была организована охрана. 

Я пытаюсь поймать время, которое безвозвратно ушло. Это и есть подлинная история, своеобразная картина эпохи — советской, дореволюционной, иногда даже смеси этих эпох.

Заброшенное село, Тверская область, 2020 год. Фотограф Алексей Грачев

Дом с мезонином и семейная реликвия

Тема генеалогии, поиска предков переплетается порой с интересом к истории и архитектуре. Когда я изучаю историю усадеб, заброшенных особняков, то читаю об их владельцах и их родственниках — копаю в прошлое и смотрю генеалогические древа этих семей. Когда дело дошло до моей семьи, я с большим энтузиазмом за это взялся, поскольку это важно и для родственников, и для сохранения истории рода. Я с детства любил изучать старинные фотографии, фотоальбомы, документы, которые сохранили мои родители, бабушки и дедушки.

Предки Алексея Грачева. Прадедушка Грачев Иван Дмитриевич и прабабушка Грачева Людмила Порфирьева с ее родными, 1900-е. Фото из семейного архива

В 2017 году я решил заняться этим делом вплотную: расспросил родителей, нашел папки со старыми документами, составил первое древо до прабабушек и прадедушек. Потом узнал еще больше информации у родственников и построил дерево с помощью интернет-сервиса. Разумеется, в самостоятельных поисках наступает момент, когда того, что есть дома, уже не хватает для изучения дальнейшей истории. Я стал узнавать контакты дальних родственников и в конце концов вышел на родственницу, которая живет в Туле.

Мои предки из Тульской губернии переехали в Московскую область в 1930-х годах. Оказалось, что одна из дочек моего прапрадедушки — моя троюродная бабушка  Валерия Николаевна Коростиева — еще жива, сейчас ей 90 лет. В 2018 году мы с женой приехали к ней в Тулу, она была в здравии и рассказала длинную историю с воспоминаниями о предках, а еще у нее сохранилось много фотографий. Мы это все зафиксировали, записали на диктофон, отсканировали фото. Дома загрузили все это в интернет-сервис, где выложены отсканированные метрические книги. 

От троюродной бабушки я узнал про деревню Медведки, откуда были мои предки. Я поехал в Тулу и на местном кладбище нашел могильные камни моих прадедушки, прабабушки и их детей. Был нюанс: буквы на плитах стерлись, остались лишь очертания, поэтому нам пришлось взять бумагу, карандаш и расшифровывать эти надписи. Затем я посмотрел список церквей-приходов, где могли состоять мои родственники, чтобы определить дату их погребения, сопоставил надписи с памятников с данными тульской церкви и все сошлось, нашел большой пласт информации по ветке. Потом поехал в деревню Медведки, там единственная церковь, где и венчались мои предки. Кстати, от моего прадедушки Ивана Дмитриевича Грачева с венчания сохранилось золотое обручальное кольцо, купленное в Петербурге, — оно передалось мне по наследству, как настоящая фамильная драгоценность.

Запись о свадьбе Грачева Ивана Дмитриевича и Львовой Людмилы Порфирьевы в метрической книге, 1913 год

И я уже работал непосредственно с метриками этой церкви. Дальше было проще, поскольку на сервисе были метрики вплоть до конца XVIII века. Изучая их, мы по вечерам потихоньку составляли древо — на это ушло около года. В итоге получилось огромное древо листов на десять формата А3. Пока мы остановились на 1790 годе, поскольку более старые записи хранятся в архивах, туда нужно ездить.

Я узнал, что мои предки были государственными крестьянами и впоследствии дослужились до купцов второй гильдии, выбились в свет. В ходе поисков было много интересных находок — например, я многое узнал о доме в Туле, которым владели мои предки. Я выяснил, где он стоял, даже нашел чертежи в землемерном отделе. Это был двухэтажный дом с мезонином на одной из центральных улиц Тулы. Им владел мой прапрадедушка по отцовской линии, а позже — прадедушка и прабабушка, рядом располагался их магазин. Само здание простояло вплоть до 1950-х годов. Интересно, что я нашел фотографии магазина в старых тульских группах в соцсетях (группа «Тульские фото» ВКонтакте). В постах даже было написано, что у местных было выражение «ходить к Грачам» — потому что магазин принадлежал Грачевым. Моя троюродная прабабушка тоже помнила это выражение. А еще удивительно было обнаружить подпись прапрадедушки на одном из документов.

Нашелся и ресторан, которым владели предки по другой ветке в Венёве. Ресторан какое-то время был заброшен, недавно его восстановили и сейчас он работает, но принадлежит другим людям. Я еще там не был, но хочу съездить. 

Интересно, что многие потомки прапрадедушки стали инженерами, работали на Тульском оружейном заводе, некоторые даже получили звание Героя Труда — за усовершенствование приклада для оружейной винтовки. Я тоже работаю инженером-конструктором и чувствую общность с предками в математическом складе ума. А еще мой дедушка любил коллекционировать старые вещи, и я сейчас тоже этим занимаюсь, так что интересы у нас перекликаются.