Интервью Проект Familio

«Надо везде оставлять свои следы, чтобы тебя могли найти»

Как сайт Familio помог в поисках предков 24.01.2022 6 мин. чтения

«Надо везде оставлять свои следы, чтобы тебя могли найти»


Вера Петровна Тинькова (слева), Николай Терентьевич Кобрин, Любовь Терентьевна Кобрина и Александра Петровна Кобрина, бабушка Ольги Морозовой. Фото из семейного архива

На пути поиска предков любое открытие может оказаться ценным. Так считает Ольга Морозова, которая меньше чем за год уже узнала большой объем информации о своих родственниках по маминой линии и не планирует останавливаться на достигнутом. Она рассказала, как одна ниточка, найденная через Familio, помогла узнать целую историю ее бабушки, угнанной в годы Великой Отечественной войны на работу в Германию, и как ее деда чудом спасли из братской могилы.

Как начались поиски предков

Идея начать поиски предков у меня появилась давно. Лет пять назад я стала расспрашивать маму и вести записи. Потом она звонила тете, пока та была жива, тоже что-то записывала и мне передавала. Но активнее дело пошло в прошлом году, когда Московский архив опубликовал метрические книги в онлайн-доступе. Я начала просматривать эти метрики, искать бабушкиных сестер, ее родителей. Первой находкой стала запись о бракосочетании — столько счастья было от этого. Потом уже начались запросы в архивы и ЗАГСы.

После первых находок все закрутилось, и появился еще больший интерес. Захотелось искать, узнавать дальше. Зарегистрировалась на сайте мормонов и нашла там семейную ветку по маминой линии. Проследила ее уже до 1862 года. 

Когда есть положительные результаты, хочется знать больше, искать и искать дальше.

Затем зарегистрировалась на форуме ВГД, потом уже на Familio начала смотреть базы данных. Просто вводила фамилии и смотрела по спискам, что попадается. Так нашла по девичьей фамилии бабушку и сразу поняла, что это наши. 

Через Familio мы узнали целый пласт из жизни бабушки

Найти сведения о бабушке было очень радостно, потому что после ее смерти родственники все документы просто сожгли. Наверное, у многих такая ситуация: не было ни свидетельства о рождении, ничего. Сложность еще заключалась в том, что она родилась на Украине, в Луганской области. Я писала туда запрос, они сказали, что могут нам прислать данные, но нужно лично к ним приезжать, потому что оплатить пошлину можно только на территории ЛНР. Возможности ехать туда пока не было, поэтому процесс получения свидетельства о рождении застопорился. 

Александра Петровна Кобрина, бабушка Ольги Морозовой. Фото из семейного архива

В семье ходили разговоры, что бабушка была угнана в Германию, но когда, куда именно — подробностей никто не знал. Этим летом я подала запрос в архив Германии, буквально за месяц до того, как нашла информацию на Familio. Они мне прислали списки угнанных в Германию, где была моя бабушка. Оттуда мы узнали, что ее угнали в город Ганновер и работала она на ферме Ганомаг. После этого нахожу информацию на Familio о Фонде взаимопонимания и примирения, и понимаю, что, наверное, это связано с ее пребыванием на территории Германии. На следующий же день связываюсь с Государственным архивом Российской Федерации, в котором находятся эти документы, и подаю им запрос по электронной почте. Через полтора месяца пришли документы — всего 13 страниц, но они такие ценные! Там и копия паспорта бабушки, и копия свидетельства о рождении, и копия свидетельства о браке, и даже заявление, ее рукой написанное, с рассказом о том, когда она была угнана, в каком году, сколько она находилась на территории Германии, кто их освобождал, при каких обстоятельствах это произошло. Это заявление было на выплату компенсации за причиненный моральный ущерб. 

Буквально один запрос и столько ценных документов — целая история, как будто пазл сложился! Весь этот отрезок ее жизни, о котором мы вообще толком ничего не знали. 

Бабушка и дедушка не любили об этом рассказывать. Единственное, что бабушка вспоминала об этом периоде, — что тяжело было, голодно, холодно, когда они жили там и работали на военном заводе. И немец, сотрудник, им тайком в тумбочку подкладывал то яблочко, то хлебушек. Во многом благодаря ему и выжили, как-то продержались. Она все хотела найти этого человека, но, к сожалению, никто не знал ни фамилии его, ни имени. Папа упоминал, что бабушке тогда было лет 16-17. Мы очень приблизительно пытались посчитать года, а здесь уже полностью все описано — можно проследить ее путь.

Что еще удалось найти

Я смотрела по местам, вводила фамилии, места жительства, деревни, хутора. Возможности использования сервиса безграничны. Еще у меня на очереди изучение выплатного дела, которое я как раз нашла на Familio. Просто ввела в поисковик деревню Киреевка Смоленской области, где жили мои предки, и открылся архив, в котором хранятся выкупные дела. Хочу заказать и посмотреть, что там будет.

О дяде тоже нашла там же информацию, которую он сам уже не помнил. Я ему звоню: «Дядя Коля, вы в обществе «Знание» состояли?» Он отвечает: «Когда-то давно состоял». Я говорю: «Вот, ваше личное дело там хранится». Будем его заказывать, смотреть, может быть, там тоже найдется что-нибудь о бабушках или дедушках.

Возможности поиска безграничны. Если бы еще в сутках было не 24 часа, а больше!

Своими поисками я вдохновила подругу, которая живет в Питере и теперь тоже этим занимается. Она ходила в архив в Президентскую библиотеку, там брала выкупные дела. По маминой линии, где предки были из крестьян, все выстраивается очень хорошо. А по папиной у нас казаки, поэтому там чуть-чуть сложнее, я еще не разобралась в генеалогии казаков — там Ингушетия, Кабардино-Балкария, Кавказский регион. По тем запросам, что я уже отправляла, пока тупик.

Потихоньку информация собирается. Я всего год поиском занимаюсь, и уже есть результаты. Дальше — больше, и опыта будет больше, и уже знаешь, как и куда обращаться. Поэтому, думаю, самые интересные открытия еще впереди.

С ребенком рисовали семейное древо, он отнес ватман в школу, приходит домой такой гордый:

«Мама, все принесли задание или на альбомном листе, или просто на тетрадном, у меня одного целый ватман… я развернул и все обалдели!»

Сын тоже расспрашивает меня о родственниках, интересуется генеалогией, и я ему рассказываю: «Вот это твой прадед, он был тем-то, жил там-то». Говорю ему: «Будешь хранителем нашего рода, будешь дальше его изучать, когда вырастешь». Смотрю, интерес есть, глаза горят.

Мама и папа тоже заинтересованы, помогают. Мама всех своих родственников подняла — даже если мало знакомы, звонит им и просит: «Присылайте старые фотографии, документы, какие есть». Дядя, мамин брат, тоже заинтересовался, собирается в архив Смоленска ехать. Так что все участвуют в процессе, интерес уже семейный есть.

Почему важно знать своих предков?

Знаете, это такая сила. Когда ты изучаешь свой род, когда ты представляешь, сколько там человек было до тебя, сколько будет еще после тебя,понимаешь, что ты частица рода, и все остальные тоже значимые люди.

Наверное, это нужно прочувствовать самому. Если начнешь все это изучать, уже не сможешь остановиться. Это и желание узнать, что было в те времена, как люди жили, через какие трудности им пришлось пройти. И понимание, что сейчас, когда мы сталкиваемся с какими-то проблемами, это такие пустяки по сравнению с тем, как трудно наши предки жили. И желание оставить после себя своим потомкам информацию.

Оборот фотографии Александры Петровны Кобриной. Подпись адресована Ивану Терентьевичу Кобрину, дедушке Ольги Морозовой

В будущем хочется, конечно, составить книгу, чтобы сесть потом в старости вместе с внуками, правнуками и рассказывать им историю своего рода. И неважно, кто там был — крестьяне, мещане, дворяне… Мы часть этой жизни, этого мира, и это непередаваемое чувство, когда ты осознаешь свою причастность к истории, к великому. Это дорогого стоит.

Самые интересные открытия

Любая история, любые сведения, которые найдены, — это уже открытия и маленький вклад в большое дело составления родословной. Самая удивительная наша семейная история связана с моим дедом, который во время войны был ранен. Его уже сбросили в общую яму с убитыми, но мимо по полю пробегала медсестричка и услышала стоны. И она его на себе вытащила и в госпиталь отправила. Так бы просто похоронили в братской могиле, наверное, и все. Если бы он умер там, тогда никого бы из нас не было.

Зная эту историю, я подала запрос в архив военно-медицинских документов в Санкт-Петербург. Оттуда пришла информация, когда и как он был ранен. Оказалось, что он не в одном госпитале лежал, а в трех разных побывал. Прислали всю его историю болезни, все описано. Ранение было в бедро, и ему хотели ампутировать ногу, но он сказал — хоть убивайте, ногу резать не дам. И каким-то чудом ногу вылечили. Да, он потом хромал, проблемы с ногами были, но ходил на своих двоих, всю жизнь проработал плотником, трудился на метеостанции. Удивительная история!


Иван Терентьевич Кобрин (слева), дедушка Ольги Морозовой, с сослуживцем. Фото из семейного архива

Дальнейшие планы

В первую очередь в планах создать семейный видеофильм о пребывании бабушки на территории Германии. Потом есть задача заводить карточки по родственникам и вносить данные на Familio и других ресурсах. 

Говорят, надо оставлять везде свои следы, чтобы тебя нашли, заметили. И чтобы кто-нибудь откликнулся. 

Буду собирать информацию дальше и структурировать. Еще много куда можно отправить запросы, из дополнительных источников что-то узнать, например, из похозяйственных книг. Как говорится, нужно еще нарастить мясо на тот скелет, что уже есть: где кто родился и когда. Мне уже известно, что в роду были крестьяне-собственники, как они выкупали земли.

Про себя думаю: «И туда надо запрос подготовить, и сюда». Когда обнаружились все эти ниточки, когда знаешь, за какую из них можно потянуть, чтобы распутать этот клубочек, становится еще интереснее. Поэтому в свободное время я постоянно занимаюсь поисками, даже ночью мне это снится! Когда погружаешься в процесс полностью, это становится почти как зависимость, наверное.

Всю информацию я храню в папках по фамилиям, в распечатанном виде, и дублирую в электронном виде. А также записываю задачи — что надо запросить, в каком архиве, куда еще можно обратиться, у кого можно спросить, где найти новые сведения — с места работы, с места учебы. Так что все еще впереди!