Главная / Интервью / «Я за то, чтобы все данные, которые можно легально выкладывать, были выложены»
Интервью Проект Familio

«Я за то, чтобы все данные, которые можно легально выкладывать, были выложены»

История призера конкурса Familio 25.03.2022 8 мин. чтения

«Я за то, чтобы все данные, которые можно легально выкладывать, были выложены»


Елена Михайловна Мышкина и Василий Алексеевич Денисов, бабушка и дедушка мужа Наталии Исар. Фото из семейного архива

Наталия Исар – заведующая Отделом фотонегативных документов Государственного Центрального театрального музея имени Бахрушина и опытный исследователь своей родословной с семилетним стажем. Карта ее родственников на Familio содержит населенные пункты от Латвии и Белоруссии до Дальнего Востока. Она рассказала Familio о том, как найти в музейных архивах информацию о предках, даже если они не были какими-то важными людьми, и о том, почему важно, чтобы архивы были в открытом доступе, а люди делились своими находками и помогали друг другу.

Генеалогическое исследование

Найдем всю доступную информацию о ваших предках от 1000 рублей

Узнать подробности

От маминого древа на листке до предков XVI века

Наталия Исар. Фото из личного архива

Я вообще имею склонность к копанию в бумажках. Мне всегда очень нравились старинные фотографии, поэтому пошла учиться на культуролога, а потом устроилась в Отдел фотонегативных документов Театрального музея имени Бахрушина. И вот уже более 10 лет работаю с фотографиями театральных артистов и деятелей, спектаклей с середины XIX века по настоящее время.

В плане поисков мне повезло – был базис. Мама занималась генеалогией и с 20 лет расспрашивала родственников, которые были живы, составила на листке бумаги древо. Записала поколения до прапрапрабабушки – это середина XIX века. Понятно, что все зафиксировано со слов и нуждается в проверке. Однако информация, собранная мамой, мне очень помогла, и впоследствии в значительной степени сошлась с тем, что я нашла по документам.

Лет пять-семь назад я решила начать свои поиски, чтобы расширить мамино древо. Думала, может быть, пойду по архивам, хотя было страшно и непонятно. Но на деле оказалось, что много информации есть в интернете. Сейчас у меня собраны данные до XVII века, местами есть даже XVI век. В частности, по одной из веток, которой занималась мама, удалось значительно углубиться.

В архивы я делаю не так много запросов. В некоторые московские ходила сама, смотрела дела репрессированных, первые ревизии в РГАДА. Хотя у меня москвичей глубоко в роду практически нет. В основном я все смотрю онлайн, так что ветки, представители которых жили там, где местные архивы выкладывают свои документы, у меня разрослись очень сильно. Там, где архивы плохо оцифровываются и выкладываются, пока грустно и непонятно. В таком случае поиски требуют больше сил, времени и денег.

Об опыте использования Familio

Я очень люблю разные электронные сервисы, помогающие строить родословную. У меня есть деревья на нескольких сайтах. С одной стороны, копировать информацию – процесс трудоемкий. С другой, при переносе на разные сервисы ты делаешь себе такой бэкап – если с одним что-то случится, у тебя всегда будет в запасе другой. Кроме того, при переписывании получается аудит – я ищу ошибки, смотрю, кого могла забыть, кого нужно дописать. 

На Familio мне изначально очень понравилась идея привязки фамилий к населенному пункту и последующая планируемая привязка церковных приходов разных конфессий. Мне кажется, что если получится это реализовать, будет замечательно. Очень нравится структура Familio, поэтому я надеюсь, что сервис будет развиваться и станет для меня одним из основных. До этого российские сервисы, честно говоря, не очень нравились. У меня изначально было древо на My Heritage, потому что там самый приятный интерфейс. Но сервис довольно дорогой. Потом на Geni, потому что на сайте реализована функция мирового древа – это, конечно, очень интересная история. Я там до сих пор связываюсь с самыми разными родственниками.

Очень надеюсь, что на Familio станет больше пользователей, а также жду, когда добавятся новые страны. У меня в роду очень много латышей. Латышский архив и выкладывает, и индексирует очень много записей. С его помощью я нашла информацию о простых латышских крестьянах. 

Я занимаюсь не только своей родословной. На мою карту Familio занесены данные мужа и лучшей подруги. У меня в роду было довольно мало крестьян, а остальные сословия все-таки более мобильны. Среди предков – купцы белевские и тульские. Один из купцов – Добрынин Николай Никитич — стал городским головой в Туле. 

Я не могла предположить, что дело дедушки моего мужа, который всю жизнь прожил в Вятке, лежит в Экономическом архиве, что дело моей прабабушки, аптекаря из Гомеля, лежит там же. Это очень полезные сведения, до которых не все докапываются. Поэтому искать надо вообще всё, везде пробивать свои фамилии.


Паспорт сестры прапрабабушки Наталии Исар, Греты Лайвиньш (ур. Рамма). Фото из семейного архива

Дальние родственники-единомышленники, найденные благодаря поискам

Родственники очень веселятся, когда я нахожу каких-нибудь четвероюродных братьев и начинаю с ними общаться. Недавно произошла такая история. Мой четвероюродный племянник, парень 17 лет, живет в Петербурге, и если я очень люблю копать всякие документы и электронные ресурсы, то он ищет и обзванивает всяких уехавших в США тетушек, которым уже под 90 лет, общается с ними регулярно по скайпу и потихоньку вытаскивает из них новые сведения, фотографии.

Он сам меня нашел на «My Heritage», но у него не было платного аккаунта, потому что это, как я говорила, дорого. К счастью, у меня такая фамилия, что меня легко нагуглить, поэтому он нашел меня в соцсетях, и теперь мы с ним вместе занимаемся деревом. Он мне рассказал просто массу информации по еврейским предкам. Эта ветка, честно говоря, не шла совсем, несмотря на то, что, казалось бы, еврейская генеалогия – сама по себе штука популярная, и вроде бы материалов много. Но именно в той области Беларуси, которая мне была нужна, это оказалось сложно. У нас сейчас общее древо, и я внесла его родственников на Familio. Если вдруг там что-то найдется – обязательно скажу ему. Может быть, переманю со временем на Familio.

Какие бывают генеалогические древа?

Разбираем виды и способы составления

Читать

Также я общаюсь с несколькими девушками – родственницами по браку, не кровными, по веткам, которые у меня разошлись где-нибудь в XVI-XVII веке. Там был очень большой род купцов Тульской губернии, ведущий свое начало от белевских стрельцов. У них много потомков – одна ветка пошла в Калугу. Как раз среди них есть девушки, интересующиеся генеалогией, и мы с ними на связи. А недавно я нашла очень дальнюю родственницу по браку предков мужа, и она так же, как и я, заинтересована в генеалогии, занимается вятскими священниками. Сейчас мы с ней планируем индексировать документы, относящиеся к вятским священникам, чтобы помочь как себе, так и окружающим.

Жаль, что у нас мало проектов по индексации. Я смотрю, как выкладывают московские метрики, ревизии – это же огромный объем, сотни церквей. У меня была задача найти некоторые документы по рождению в Москве. До того, как выложили ЗАГСовскую картотеку, я думала, что придется эти сотни церквей перебирать по одной, по нужному году. В этом, конечно, нет ничего невозможного, просто очень тяжело.

Старейшие предки Наталии Исар, прапрадедушка и прапрабабушка из Гомеля. Дата — до 1917 года. Фото из семейного архива

Неожиданные находки в музейных архивах

В плане фотоархива я немного сапожник без сапог. У нас есть семейная история про фотографии предков по ветке шляхты, на которых изображены красивые дворянки у роялей, с высокими прическами. Но карточки отдали каким-то родственникам, а они затерялись.

У меня есть фотографии ближайших родственников, но в основном я нахожу что-то интересное в интернете. Например, на «Памяти народа», оттуда скачиваю. Еще замечательный источник фотографий – сайт «Госкаталог.ру» – новый государственный учетный инструмент для музеев, куда потихоньку стекаются предметы из всех музеев России. Введя свою фамилию в поиск, можно найти очень интересные вещи. Я узнала, что там один из потомков тульских, калужских купцов, оказывается, связался с революционерами, соответственно, в советское время его фотографии сохранили. Вот так, зная, что у тебя предки – купцы, о революционерах думаешь в последнюю очередь. 

Еще по своей ветке я нашла живописные портреты тульских купцов Добрыниных. Они сделаны в немного провинциальной манере. Это не какое-то великое произведение искусства, но очень занятно находить такие вещи.

В обычных местных краеведческих музеях, и где угодно на самом деле, могут храниться удивительные вещи, касающиеся ваших предков, о которых вы бы никогда не подумали. 

Просто потому что у людей так часто бывает: «У меня остались какие-то старые вещи, что с ними делать? Выкинуть жалко, дай-ка отнесу в музей». Музеи часто такое не берут, потому что это имеет малую ценность, а бывает, что и оседает что-то.

Ваш предок не обязательно должен быть каким-то важным, значимым, занимать высокие должности или быть, например, популярным артистом. В том же Театральном музее хранятся вещи провинциальных артистов или обычных работников театра. Просто по какой-то случайности.

Например, в фонде балета, которым я занималась, нашла фотографии балетной студии в Костроме в 1920-х годах. Оказывается, там преподавал брат второй жены моего прадеда, мачехи моей прабабушки. И там, скорее всего, изображена именно мачеха моей прабабушки, еще подростком. Она из костромской купеческой семьи, и никто не знал, что она как-то связана с балетом, а она, видимо, немножко ходила в подростковом возрасте заниматься. Потом стала врачом-ветеринаром. Так что искать надо всё и везде.


Арон Шустеров, брат прадедушки Наталии Исар, с сослуживцами. Дата — до 1905 года. Фото из семейного архива

Прошение дьякона Галактиона

Я, наверное, человек впечатлительный – всегда так радуюсь новым находкам. Не ожидала, что архивы так доступны, что там может быть столько интересного в каких-то фондах, о которых и не подозревала. И если архив хорошо оцифрован, как Тульский архив, как Латвийский исторический архив, там сразу находится такая масса всего!

Удивительную вещь я нашла в РГИА – документ, касающийся моего прапрапрадеда, Галактиона Максимовича Страхова. Он жил в первой половине XIX века и был дьяконом в маленькой деревушке Калужской губернии. Тем не менее все документы, касающиеся службы, шли, во-первых, в губернское начальство, во-вторых, в столицу, в Петербург. Поэтому всех предков также надо искать в РГИА в Санкт-Петербурге. Там я нашла документ под названием «Прошение об оставлении дьякона Галактиона на прежнем месте». Его хотели перевести в другую деревню, а он считал, что это будет просто катастрофа. Кроме того, он в этом прошении описывает буквально все свои злоключения – какие-то споры с коллегами, небольшие ссоры с прихожанами. Церковное начальство в процессе обсуждения его ситуации тоже приводит информацию, сколько у него детей, какие у него еще есть родственники из духовного сословия в этом селе, зятья, племянники жены. 

И вот эти биографические приписки как раз дают очень много документальной информации, да и просто очень большое письмо моего прямого предка начала XIX века – это удивительно. Он пишет вполне понятным языком. Ты понимаешь, что он был довольно образован при том, что это деревенский дьякон, такой литературный комический персонаж, который считался бы и не очень грамотным. А так он становится для тебя абсолютно живым человеком.

Очень интересно, когда находятся какие-то пересечения между предками. Например, я знала, что у прапрабабушки были братья и сестры. Один из братьев был лесничим на границе Калужской и Тульской губерний. И он дослужился до каких-то приличных чинов до революции. Я знала, что он учился в Петербурге, и в документах есть такие маленькие приписочки. Например, после Петербурга он, оказывается, останавливался пожить в городе Мосальске у своей сестры и ее зятя. Из вот таких маленьких крупиц информации можно вынести что-то новое, например, что его сестра и зять в этот момент действительно жили в Мосальске, и что они общались между собой. Это такие, может быть, не очень значимые в глобальном смысле факты, но для личной истории это важно – кто с кем общался, кто в каких отношениях был.

Прадедушка Наталии Исар, Исаак Владимирович Исар, участвовал в строительстве московского метро. В Ленинской библиотеке нашлась его собственная книжка об инженерном деле и книжка о строительстве метро с этой фотографией.

Почему важен взаимообмен информацией

Сначала мне, может быть, хотелось каких-то общих вещей – связи с родом, какой-то укорененности. Но со временем я все больше понимаю, что мне просто очень нравится сам процесс, нравятся маленькие находки, нравится, когда узнаешь что-то новое, когда находишь единомышленников. Есть с кем пообщаться теперь и обсудить исторические события. Не обязательно какие-то крупные, а именно по истории конкретного маленького городка и села. Мне кажется, это важно.

Здорово, когда удается сделать что-то полезное для других – индексация, выкладывание своих находок в сеть. Я знаю, что многие не делятся ими, потому что есть мнение, что, мол, «я за это деньги заплатил» или «я старался, искал, а вы не старались и все даром получили». 

Возможно, на основе моих находок люди могут найти что-то еще более интересное. Я абсолютно за то, чтобы все данные, которые можно легально выкладывать на всеобщее обозрение, были выложены.

Мне кажется, это очень полезно. Собственно, архивы и музеи сейчас в основном приходят к этой точке зрения. Все нужно выкладывать, и это не мешает какой-то монетизации. Если у тебя, например, бесплатный доступ к метрикам, тебе все равно заказывают заверенные справки. И я надеюсь, что большинство к этому придет в какой-то момент.