Люди о семьях

«Хочу понимать, частью чего я являюсь»

Актер театра и кино Федор Федотов о петербургской интеллигенции, семейном воспитании и благодарности близким 09.04.2021 8 мин. чтения

«Хочу понимать, частью чего я являюсь»

Фото из личного архива Федора Федотова

В послужном списке громких киноработ молодого артиста Федора Федотова первое место пока занимает главная роль в нашумевшей рождественской истории «Серебряные коньки». В марте 2021 года стало известно, что фильм будет переведен на несколько языков и показан на Netflix. В этой ленте актер играет юношу из очень бедной семьи и низшего сословия. Несмотря на происхождение и дурные нравы дружков-бандитов, Матвей в исполнении артиста Федотова проявляет себя как воспитанный, деликатный и наделенный прекрасным манерами человек, умеющий беззаветно любить и красиво ухаживать за юными дамами из высшего общества. После личного знакомства и разговора с Федором становится понятно, почему режиссеру и актеру не удалось лишить героя лучших человеческих качеств. Эта внутренняя культура — неотъемлемая часть личности самого артиста, которую невозможно скрыть. Точнее, все это — следствие воспитания и душевной чуткости в его семье.

Федор Федотов — актер театра и кино. В 2016 году закончил Театральную академию на Моховой (сейчас РГИСИ). Живет и работает в Санкт-Петербурге. Играет в Театре юных зрителей им. А.А. Брянцева и в Социально-художественном театре. Сыграл главную роль в фильме «Серебряные коньки», снимается в кино и сериалах.

— Федор, после выхода фильма «Серебряные коньки» вас пригласили на канал «Культура» в популярную программу к братьям Верникам. И вы пришли туда в футболке с принтом семейной фотографии. На фото были ваши родители и вы с братом. Это был случайный выбор одежды или намеренный шаг?

Фото из личного архива Федора Федотова

— Я немного волновался перед съемкой этой передачи, потому что очень хотел туда попасть. И когда я решал, в чем же мне поехать в Москву и как одеться на запись, эта простая футболка попалась мне на глаза, и я вдруг все понял: она поможет мне оставаться собой и говорить о себе без всякой звездности. И я знал, что это точно будет очень приятно моим родным, которые увидят меня в футболке с нашей любимой семейной фотографией на груди. Они были очень счастливы и тронуты. Я не придаю вещам суеверного значения, просто хотел быть собой и сделать красивый жест в сторону моей семьи, которую я очень люблю, и которой я очень благодарен за свой успех. Вообще не представляю себя без семьи.

— Это желание показать благодарность родителям было с детства?

Федор Федотов в детстве, фото из личного архива

— Родители отдавали нам с братом все свои силы и время. Не подразумевая, что потом мы должны будем в полной мере все возместить. Слово «должен» вообще не звучало в воспитательных беседах мамы и папы. Для нас с братом быть благодарными за силы и время, которое нам отдали наши близкие, — это естественно. Мне кажется, у нас в семье хорошие отношения — все члены семьи стараются дарить друг другу любовь, несмотря на сумасшедший график. Я благодарен своим родителям за воспитание, хотя неловко о себе говорить, что я воспитанный человек.

— А из чего это воспитание складывалось?

Мать — Евгения Тропп, театральный критик, преподаватель РГИСИ. Декан театроведческого факультета, кандидат искусствоведения, доцент, редактор «Петербургского театрального журнала».

Отец — Михаил Федотов, прозаик. Окончил 1-й Ленинградский медицинский институт, работал онкологом. С 1980 года жил в эмиграции. Печатался в журналах «Континент», «Время и Мы», «22», «Нева». Отдельно вышли повести «Соотечественники» и «Иерусалимские хроники», рассказы «Рубеж», «Банька по-черному», «Бар-мицва». Автор серии книг по раннему развитию детей, в том числе «Энциклопедии раннего развития». С 1998 года живет в Санкт-Петербурге.

— Папа и мама бесконечно вкладывали силы и отдавали нам с братом всю свою энергию — они в нас растворялись. И папа особенно! Весь спорт, учеба, ранние подъемы и овсянка с утра — все это лежало на папе. Зоной воспитания мамы была культура — она бесконечно водила нас в театр. Невероятное количество предметов, упражнений, спортивных занятий и разных других дел мы проделали вместе с родителями. Они как будто показали нам все дороги и сказали: выбирайте свой путь сами! И с их стороны не было никаких помех. Мы сами выбрали профессии, а они нас в этом поддержали и помогли. Мой брат — мастер спорта по настольному теннису, а я — актер.

— Вы серьезно занимались хоккеем. Как и почему вы выбрали актерскую профессию?

Фото из личного архива Федора Федотова

— Мне не хватило нескольких сантиметров роста, чтобы заниматься хоккеем профессионально — обычная история в спорте. Честно говоря, я очень трусил, когда заканчивал школу, потому что нужно было куда-то поступать. Тогда мне пришла в голову шальная мысль поступить на актерский факультет, хотя я никогда этим не занимался серьезно. Мама помогла мне с выбором программы для поступления — и никогда не сомневалась во мне. Полная поддержка, полная отдача, вынутые нервы у нас обоих, пока мы ждали результатов.

— Федор, какое место в вашей жизни занимают бабушки и дедушки?

Федор Федотов с дедушкой и бабушкой, фото из личного архива

— Мамины родители — Алла Федоровна и Эдуард Абрамович — одни из самых близких людей для меня, и они являются важнейшей частью нашей семьи. Мы всю жизнь с ними.

Они, как и я, всю жизнь живут в Санкт-Петербурге. Но больше пятидесяти лет проводят три летних месяца в небольшом литовском городке, который называется Швенчёне́ляй. Впервые они поехали туда на свой медовый месяц, и им там очень понравилось. С тех пор туда съезжалась вся их семья: родители, бабушки, огромное количество родственников. Правда, теперь приходится оформлять визы. Там выросла моя мама, потому что каждое лето семья уезжала туда на три месяца, и мы с братом с самого детства отдыхаем там. Только в этом году из-за коронавируса не поехали — и теперь ощущение, что лето вылетело из жизни. Впервые нарушена многолетняя семейная традиция.

— Расскажите о родителях мамы.

— Дедушка Эдуард Абрамович Тропп — профессор физики и математики, долгое время работал в Академии наук. Учил меня математике и физике. Он невероятно начитанный человек, ходячая энциклопедия. Дедушка знает все! И сейчас у него абсолютно тонкий и острый ум. Дедушка знает много песен — он пел мне их в детстве, когда мы гуляли по лесным тропинкам в Литве. Мой дедушка на все праздники дарит стихи своего сочинения — эту привычку я у него перенял, тоже стараюсь всем писать поздравительные стихи.

Моя бабушка по профессии инженер. Но для меня она прежде всего моя бабушка — это ее главное, лучшее дело. Бабушка всегда отвечала за наше с братом музейное образование — мы обошли все петербургские музеи. Она много рассказывала нам об истории Петербурга. Наша бабушка — это всегда праздник! Когда мы к ней приезжаем, то все купаемся в ее внимании и огромной любви — это для нас возвращение в детство. Бабушка смеется надо мной и братом: у нас уже борода и усы растут, мне 25 лет, а ему 23, но рядом с ней мы дурачимся и снова становимся маленькими детьми. Бабушка с дедушкой — удивительные люди, неунывающие. До сих пор много путешествуют по миру. Им все интересно. Они всех нас заряжают своей энергией.

— Кто им это жизнелюбие передал — родители? Или просто их молодость выпала на время всеобщей веры в светлое будущее? Вспоминают ли они своих родителей?

— Они всегда говорят о своих родителях. Бабушкины ранние годы пришлись как раз на блокаду Ленинграда, и ей с родителями пришлось уехать из родного города. Они были эвакуированы в Литву. Она рассказывала, что немцы ходили у них прямо под окнами. А место, куда их эвакуировали, — это буквально там же, где через много лет мы всей семьей будем отдыхать. Дедушка родился и вырос в Свердловске. Его воспитывала мама, и все свои исключительные манеры он получил от нее.

Думаю, что то, как жили и живут мои бабушка с дедушкой — заслуга их родителей. Я себе даже представить такого не могу, а они вместе живут больше 50 лет. Живут в городе, который они по-настоящему любят, и понимают, как он наполнен культурой и искусством. Они — представители классической петербургской интеллигенции. Дух города будто проявлен в образе жизни моих бабушки с дедушкой. Они объездили всю Европу, посетили огромное количество музеев. И это, наверное, дало им еще большее количество впечатлений и расширило их понимание мировой культуры.

— А как им удалось сохранить в себе внутреннюю культуру и потребность постоянно развиваться? Ведь их молодость пришлась на становление советского времени, когда поддерживались рабочие и крестьяне, а все, что было связано с интеллигенцией, считалось пережитком прошлого?

Федор Федотов с мамой и бабушкой на премьере фильма «Серебряные коньки» в Александринском театре

— Конечно, если я начну их об этом спрашивать, мне ответят: «Ну, как сохранилось… сохранилось и все! Будешь чай?» Просто есть образ мыслей и образ жизни. И несмотря ни на какие события в окружающем мире, это возможно сохранить. Я считаю это подвигом. Мы, младшее поколение семьи, пытаемся дотягиваться и хоть немного им соответствовать, но нужна постоянная работа над собой. Большое количество книг, прочитанное мне дедушкой и бабушкой, конечно, помогает.

— Какую роль в вашем воспитании сыграли бабушка и дедушка с другой стороны?

— Папиных родителей я не помню. Их давно уже нет в живых. Папин папа, мой дедушка Василий Васильевич Федотов, умер задолго до нашего рождения, поэтому я видел только его книги и боевой кортик — он был военным врачом. Папа пошел по его стопам, став врачом-хирургом. Воспоминание есть одно и смутное. Я помню день, когда мы были у бабушки дома и пили чай. Мы были совсем маленькими, когда ее не стало.

— Федор, известно ли вам что-то о ваших прадедушках и прабабушках?

Я знаю немного о прадедушке и прабабушке — родителях дедушки со стороны мамы. Прадедушка Абрам Ефимович Троп (с одной п) большую часть жизни прожил в Свердловске (ныне Екатеринбург). Он был доктором технических наук, преподавал в Горном институте, под его руководством были защищены полторы сотни диссертаций, и вообще он очень знаменит в своей отрасли науки.

Прабабушка Ольга Михайловна тоже родилась в Свердловске, уехала учиться в Ленинград, трудилась там в горно-обогатительной отрасли — а во время войны институт «Механобр», где она работала, был эвакуирован в Свердловск, и она вернулась к родителям. В эвакуации прабабушка познакомилась с прадедушкой, родила сына Эдуарда Троппа (тут-то в бумагах ему и приписали к фамилии вторую п). Абрам ушел на фронт, воевал до 1943 года, был ранен. А после войны они вернулись в Ленинград с маленьким Эдиком.

Наше семейное древо где-то у нас записано — но без шпаргалки мне уже ничего подробнее не рассказать. И это, признаться, сейчас на меня навевает грусть. Нужно заставить себя подробнее изучить свою семью. В суете будней порой некогда просто спросить у бабушки, как у нее дела, а уж попросить рассказать  о ее семье и прошлом — это почти невозможно, хотя, казалось бы, это же просто разговор. Пожалуй, после этого интервью я воспользуюсь вашим сайтом и начну заниматься поиском информации о предках.

— Федор, по отцу у вас аж десять сводных братьев и сестер. И вы с ними со всеми общаетесь. Сегодня некоторые люди слабо поддерживают даже самые близкие семейные отношения, а тут, по сути, родня «из другой жизни» папы.

— Я скажу, как есть. Недавно погибла моя сестра — одна из десятерых папиных детей. И это страшное событие, мощнейший удар вдруг снова объединил нашу гигантскую могучую семью, которая в последнее время стала жить немного разрозненно. У всех старших братьев и сестер появились свои семьи, дети — все заняты своими делами. И вдруг случилась эта трагедия — и мы все объединились, поняли, что чуть не потеряли друг друга в суете жизни.

— Вы и в детстве все общались?

— Я рос на руках у своих братьев и сестер, и детство мы провели вместе. Сейчас многие из них живут в Петербурге, и мы продолжаем общаться, встречаться, я всегда всех зову на спектакли. Я чувствую важность общения с родными каждый день, этому стоит уделять время, тратить на это силы. Я всех очень люблю и чувствую, что нас очень много, но мы все равно одна семья.

— Вы бы хотели, чтобы эта семейственность и, может быть, знание об истоках семьи как-то передалось в дальнейшем детям, вашей собственной семье?

— Думаю, что так и будет — со своими детьми я буду много разговаривать об их предках, родных и близких. Пожалуй, я попрошу своих родителей говорить со мной об этом почаще, чтобы я мог потом передать что-то своим детям. Чтобы это были не обрывочные сведения, собранные по крупицам, а систематизированное понимание того, частью какого большого общества я являюсь.