Интервью Места и вещи

Как немец восстанавливает русский город Венев

Вначале мы пили с Денисом чай с веневками — это такие двойные витые булочки, которые на самом деле баранки. Пекут их только в одном месте на свете — Веневе. Потом мы пошли гулять по Веневу, и Денис восхищенно рассказывал о своем городе, в котором он живет больше двадцати лет 13.10.2021 6 мин. чтения

Как немец восстанавливает русский город Венев

Фото из личного архива Дениса Махеля.

Венев расположен в 180 км от Москвы и в 53 км от Тулы, первые сведения о нем относятся к XIV веку. В конце августа 2021 года город отпраздновал свое 650-летие, хотя некоторые историки эту дату оспаривают.

«Здесь раньше стояли палаты, храмы, дома купцов, потом все было разрушено и снесено, но мы восстановили, восстанавливаем, и уже можно увидеть памятник архитектуры XVIII века.  Тут восстановили ярус 80-метровой колокольни Никольского собора и вернули ей колокола, которых не было 90 лет… Здесь воспользовались проектом Екатерины II 1779 года, нарисовали со студентами, как улица может выглядеть сегодня, и вот главная улица Венева реконструирована согласно историческому наследию. На Красной площади  —  а в Веневе есть своя Красная площадь  —  построили павильон в голландском стиле, еще предстоит его осваивать под туристические задачи».

Все это  —  маленькая часть того, что сделано с участием, по инициативе или по идее Дениса Махеля в Веневе.

Реставрация колокольни церкви Николая Чудотворца города Венева, 2019 год. Фото из личного архива Дениса Махеля.

Денис Махель закончил факультет кибернетики Тульского университета и вполне успешно занимался компьютерным бизнесом. Параллельно он стал превращаться из отчаянного предпринимателя в отчаянного краеведа. В 2008 году Денис создал Клуб краеведов, в который вошло более двадцати городских активистов. Клуб уже издал десять книг и путеводителей о Веневе. Сегодня Махель —  заведующий туристско-информационным центром при Доме культуры, куда его привело стремление превратить Венев в развитой город, нанести его на всероссийскую и европейскую карту маленьких исторических городов и сделать привлекательным для туристов.  

Красная площадь и китайцы 

Текст путеводителя по Веневу для приложения «izi.TRAVEL» Денис написал сам. Половина воспользовавшихся им для виртуальных прогулок по Веневу — китайцы. Денис говорит, что если китайцам интересен Венев, то как он может не быть интересен соотечественникам? Несмотря на то, что  Венев находится в стороне от раскрученных маршрутов — таких, например, как Москва–Тула, который стал необычайно популярен в последние пару лет, — посмотреть маленький городок приезжает все больше народа. Причем часто это семьи или небольшие компании, а не организованные автобусные группы.

«Венев — старинный купеческий город. У нас сохранились самая старая каменная постройка в Тульской области, самая высокая колокольня и даже собственная Красная площадь. У города большой потенциал. Есть все шансы сделать Венев таким, что отсюда не захочется уезжать. Красную площадь привели в порядок, памятник Александру II поставили… Колокольню Николаевскую скоро полностью отреставрируют: она облицована веневским белым известняком, и для реставрации  специально наладили добычу белого камня в Веневском карьере, где его не добывали уже лет восемьдесят. Приехали опытные камнерезы, камнетесы — они делают декоративные элементы. Будет музей «Каменные палаты», на который уже выделено финансирование. Идет реконструкция железнодорожной ветки, к нам из Москвы можно будет за час с небольшим доехать. Это все дает нам отличный шанс сделать город центром притяжения».

Иоанно-Предтеченская церковь. Фото из личного архива Дениса Махеля.

Кстати,  сайт «Веневский уезд» — один из главных источников исторической и краеведческой информации о городе  — Денис сделал в 2004 году. Тогда он начал собирать различные сведения о Веневе и его уроженцах на сайте, а вокруг сайта собирать людей, которым не безразлична судьба города сегодня.

Как дед Толя оказался Адольфом

О том, что он немец, Денис Махель (Denis Machel) услышал впервые в десять лет — когда умер дедушка, которого все называли Толя, а на памятнике почему-то написали Адольф Людвигович. Среди одноклассников Дениса были Олечка Гюнтер, Дима Семке, Саша Фельбуш, в параллельном учились Фишер, Бейкер, и никого особенно национальный вопрос не волновал. Историю своего рода и того, как семья Махель и предки других его одноклассников оказались в городе Киреевске, шахтерском поселке Тульской области, Денис узнал гораздо позже, когда увлекся историей и генеалогией. 

Адольф Людвигович Махель — дед Дениса Махеля. 1947 год. Фото из семейного архива.

Денис сумел докопаться до начала XIX века. Тогда его немецкие предки переселились в Новую Восточную Пруссию на севере Польши. Потом эта территория оказалась в Варшавском герцогстве, большая часть которого была присоединена к России решением Венского конгресса 1814-1815 годов. Потом предки переехали из Польши в Волынскую губернию западной Украины. Земля там богатая, купить ее можно было дешево, и у немцев даже появилась поговорка: «На Волыни в земле золото родится». Большая семья Махель жила в Новоград-Волынском. Фамилию Махель Денис встречал в январских «Волынских ведомостях» 1915 года. Но разгоралась Первая мировая война, и в 1915 году прадеда Дениса, Людвига Махеля, депортировали из Новоград-Волынского как прифронтовой территории в Тульскую губернию, в Алексин. Через три года, 2 мая 1918 года, у Людвига родился сын Адольф — дед Дениса. С младенцем на руках перемещаться не рискнули. Так семья Адольфа Махеля, в отличие от его братьев и других родственников, перебравшихся в Восточную Пруссию, осела в России и сполна испытала на себе отношение властей к немцам.

Групповой снимок семьи Фердинанда Махеля (1872-1940 года) из Восточной Пруссии в 1930-х годах. Фото из семейного архива.

В сентябре 1941 года в соответствии с законом о депортации немцев Адольфа выслали из Алексина Тульской области в Западную Сибирь, в Челябинск. Там советские немцы строили металлургический комбинат. Их содержали в лагере системы ГУЛАГа, смертность в котором достигала 50%. В 1945 году их вернули обратно в поселок Киреевский все той же Тульской области, где дед работал на руднике. Семья считалась спецпоселенцами — это особая категория репрессированного населения СССР. Спецпоселенец — лицо, выселенное из места проживания, преимущественно в отдаленные районы страны без судебной или квазисудебной процедуры.

«У отца в паспорте в графе национальность стояло «русский», а он был спецпоселенцем, то есть репрессированным как немец… Отец подавал в суд, потому что ему национальность без его согласия вписали. И мне тоже пришлось через суд добиваться записи «немец». Я и не думал ни о каких возможных репрессиях, когда это делал, не представлял, какие последствия это может для меня иметь. Когда поступал в военное училище в 1995 году в Туле, мне объяснили: «Мы немцев не берем», — и удивились моей наивности».

Покидать пределы поселка было нельзя. Приходилось регулярно отмечаться в специальной книжке. Даже ребенок, родившийся в семье спецпоселенца, с пеленок становился спецпоселенцем. Таким спецпоселенцем с момента рождения в 1953 году до отмены этого закона в 1956 году был отец Дениса  —  Александр. В том же поселке жили еще 5 тысяч немцев-спецпоселенцев. 

Семья Дениса думала уехать на историческую родину в Германию, но не сложилось. Сегодня он уверенно говорит: «Интереснее быть немцем в России, чем русским в Германии». 

Малиновый звон и купеческая жена

Историей и значением своей фамилии Денис занимался долго. Выяснил, что она принадлежит к старому роду саксов, упоминается в VI веке в составе саксонских переселенцев в Англию. Фамилия происходит из земель Нижнего Рейна, ближе к провинции Брабант в современной Бельгии. Но, с другой стороны, там же в Бельгии есть город Мехелен, известный производством колоколов и колокольным звоном.  По-французски город называется Малин, и именно отсюда пошло  русское выражение  «Малиновый звон». Денису нравится думать, что его фамилия могла произойти и отсюда. 

В разделе Фамилии на сайте Familio.org можно узнать об истории происхождения фамилий, а также увидеть носителей. Вдруг среди них есть ваши родственники?

Занимался Денис и родословной своей жены Анастасии Савиной. С ней оказалось, по его словам, все просто: из купеческого рода, живут в Веневе с XVIII века.

«У меня, если использовать информацию немецких родственников, метрические свидетельства восстановлены до 1830-х годов, примерно до Польши, округа Варшавы — и все. Но для Венева 1830 год — это вообще как вчера было. Здесь очень рано сложился костяк местного населения, они только между собой роднились. Но, учитывая местные особенности, несколько фракций между собой не пересекались. Так же как в Италии или Греции  — до кровной вражды дело доходило! Как я понял, они делились по районам современного города. То есть уроженцы городенской слободы практически не роднились с купцами. У них были разные политические партии в Городской думе, они по-разному избирались. Тогда тоже случались обострения вплоть до рейдерских захватов. Например, чтобы захватить лавку какого-то купца, в нее прорубали новую дверь! Венев интересен тем, что это маленький городок, где был постоянный состав населения, и с точки зрения фамильных изысканий у нас богатый материал». 

Анастасия Вячеславовна Махель — жена Дениса Махеля. Фото из семейного архива.

«И вот с конца XVI века в Веневе живут, скажем, Борзуновы — их фамилия зафиксирована в 1571 году. При Иване Грозном Борзунов был старостой городенской слободы. Тогда были богатейшие люди и остались богатейшими на все последующие века. Как у них были терема, так они у них и остались. Ни советская власть, ни коллективизации, ни Петр I на них не повлияли. Вот и думай после таких наблюдений что хочешь про наследственность и прочее… 
Я иногда людям бесплатно родословные восстанавливаю, у меня большая база. Стабильно до XVII века могу род любого городского жителя проследить, найти предков  —  материалов у нас множество».

По некоторым архивным данным в Веневе жил и поручик Ржевский, реальный персонаж и герой множества анекдотов. Денис показывает здание, где поручик  танцевал на балах, но сомневается, что туристическому развитию города поручик Ржевский поможет. 

А вот редкие памятники, сохранившиеся и отреставрированные, красивые пейзажи, вкусные булочки веневки — и, конечно, добавим мы, такие люди, как сам Денис Махель, которые считают делом своей жизни беречь и восстанавливать историю, — помогут точно.