Места и вещи

Юные архивисты и путешествия во времени

Писательница из Воронежа издала детскую книгу об архивной работе и семейной истории 16.08.2021 6 мин. чтения

Юные архивисты и путешествия во времени

С такой сложной темой, как архивы, разберется не каждый взрослый — что уж говорить о детях. Но писательница Анна Вислоух и художница Лана Соловьева решились на смелый шаг и создали детскую книжку о веселых юных архивистах и волшебных путешествиях во времени. С разрешения автора публикуем отрывок из  книги.

До 25 августа 2021 года на сайте Planeta.ru проходит сбор в поддержку издания графической повести «Хранить вечно». Вы можете поддержать авторов и получить свой экземпляр книги.

Тринадцатилетнему подростку Тёме Борисову пришлось отправиться на каникулы в гости к бабушке. Скучная поездка превращается в захватывающую, когда бабушка приводит внука к себе на работу — в архив.

— Куда?! Что я там буду делать?

— О, мой дорогой, поверь, работа там для тебя найдётся, не волнуйся.

Нет, как же тут не волноваться! Какой ещё архив! Да, бабушка была этим… Как его… архивариусом, что ли. Но что делать в архиве, где сидят наверняка точно такие же старушки, Тёме?! Он совсем приуныл. Бабушка увидела его скисшую физиономию и засмеялась.

— Долой грусть-тоску! Немного терпения, и ты всё увидишь сам!

Они долго ехали на трамвае, потом шли пешком. Тёма ожидал увидеть что-то вроде такого же древнего, как у бабушки, дома. Но вот они остановились у огромного светлого современного здания с необычными окнами, и бабушка сказала:

— Мы пришли!

Тёма недоверчиво хмыкнул: старушек всё равно никто не отменял, даже в таком хайтековском сооружении. За большими дверями оказался просторный холл. Но чтобы пройти туда, нужно было преодолеть преграду в виде вертушки и строгой тётеньки в стеклянной будочке.

«Ну вот, началось…» — затосковал Тёма.

Однако тётенька, увидев бабушку, заулыбалась, привстала из-за своего стола и спросила:

— Ирина Николаевна, это кто ж, неужели Тёма ваш?! Вот так парень вырос! Как годы-то бегут!

Бабушка тоже улыбнулась и гордо ответила:

— Ну да, ну да, вот теперь у меня какой помощник будет! Дело-то закипит с таким сотрудником.

Они прошли по длинному коридору и остановились возле одной из дверей с надписью «Ведущий архивист». За дверью было небольшое помещение, возле окна стоял стол с компьютером, у стен — шкафы с многочисленными папками. Архивный кабинет, короче.

— Ну, что стоишь? Проходи!

Тёма поплёлся к стулу и плюхнулся на него.

— Ба, ну что мне здесь делать-то? — взмолился он.

— А вот сейчас я познакомлю тебя с нашей Таисией Никитичной, и она введёт тебя в курс дела.

Н-да, только какой-то Таисии не хватало! Да ещё и Никитичны. С таким именем только в архиве работать. Небось старушенция, божий одуванчик. Тёма не успел нарисовать в своём воображении внешность такой старушки, как дверь в кабинет распахнулась и в него буквально влетела какая-то девчонка.

— Ирина Николаевна! — закричала она с порога. — Мою заявку приняли! Всего шестьдесят вариантов из двух тысяч присланных!

Девчонка схватила бабушку за талию и закружила по тесному помещению.

— Стой, стой, сейчас всё расскажешь по порядку. А пока я тебя хочу познакомить с нашим новым сотрудником. Это Артём. А это… Таисия Никитична.

Тёма онемел. Девчонка взмахнула огромными ресницами и протянула Тёме ладошку.

— В просторечии Тася. Архивист-палеограф.

Пока Тёма, как в замедленной съёмке, тряс Тасину руку, бабушка, пряча улыбку, уже включила компьютер.

— Так, сегодня я уж не буду тебя пугать фронтом работ, а пусть-ка Тася проведёт для тебя экскурсию по архиву. Ты когда-нибудь вообще в архиве был?

Тёма замотал головой. Не был, конечно, что ему там делать!

— Тогда в путь. А потом мы с Тасей обсудим её работу. Расшифровка такого артефакта — это прекрасное дополнение к твоему, Тася, диплому.

Какого артефакта? О чём здесь вообще идёт речь? Тёма запутался ещё больше, но Тася уже вышла за дверь, потянув и его за рукав. Она повела Тёму по длинным коридорам, не забывая при этом быстро говорить. 

— Наш архив самый крупный в регионе, у нас здесь хранится информация по истории нашей области, ну и о людях, которые здесь жили. Это больше полутора миллионов единиц хранения! И наша задача — не только это хранить, но и сделать всё, чтобы люди могли пользоваться этим богатством.

— Что, столько историков каждый день к вам приходит?! — Тёма еле успевал за Тасей.

— Почему только историки? Архив нужен часто и самым обычным людям, ну всякие справки, восстановление потерянных документов. А сейчас ещё стали интересоваться своей родословной, много запросов поисковых. Даже появились генеалоги, которые делают поиск за других людей, если те сами в архив приехать не могут. Или вот бывает, что человеку необходимо подтверждение своих прав на имущество, получение награды. Если человек был в эвакуации, в плену… И о раскулаченных тоже есть сведения. Слышал же о таких?

Тёма оскорбился и не стал отвечать. Впрочем, Тася и не слушала, а бежала дальше по коридору и тараторила.

— Ты представь только, за год мы выполняем около шестнадцати тысяч запросов по самым разным темам!

— Ого! — вежливо ответил Тёма. — А если не нашли ответ на какой-нибудь вопрос? 

— Ну и такое бывает, конечно. Тогда мы обязательно посоветуем человеку, куда ещё ему можно обратиться, чтобы попытаться найти необходимую информацию. Это мы тоже должны знать. Но в архиве можно изучать документы самостоятельно. Для этого у нас есть читальный зал. Как раз туда мы с тобой и идём. К нам в архив приходят не только жители нашей области, но и из других городов приезжают, и даже из-за рубежа… Тихо, мы входим в читальный зал.

Тася открыла тяжёлую стеклянную дверь, и они оказались в большом зале, где за столами сидели люди и сосредоточенно листали толстенные фолианты, сильно потрёпанные, с пожелтевшими страницами, что-то выписывали из них. Некоторые были в тонких хлопковых перчатках, а у других Тёма заметил на пальце резиновый наконечник, похожий на бабушкин напёрсток. Так проще перелистывать страницы, догадался Тёма. И вспомнив, как он слюнявит палец, листая страницы книг, покраснел. Тася тем временем подошла к девушке, сидевшей за столом с компьютером, и, наклонившись, что-то тихо ей сказала. Та оглянулась на Тёму, улыбнулась и помахала рукой. А затем снова углубилась в какой-то текст на экране.

Тася поманила Тёму за собой, осторожно прикрыла дверь.

— Не будем им мешать. Лена помогает посетителям при оформлении заявки на дела, в поиске нужной информации, рассказывает о порядке работы с документами…

— Постой, постой. Фонды, дела, единицы хранения… Голова кругом! Как сложно. Не проще ли сложить всё на полки и не париться со всеми этими названиями!

— Зато тебе придётся париться потом, когда нужно будет найти нужную информацию. Вот скажи, как в ты в куче из миллионов страниц найдёшь, к примеру, метрическую книгу села Покровка за тысяча семьсот семьдесят восьмой год?! Или брачный обыск за тысяча восемьсот сорок третий?

— Ну вот, ещё и метрическая книга какая-то появилась. А уж про обыск вообще молчу! Кого и где измеряли, когда и зачем обыскивали?!

Тася прыснула в ладошку и замахала руками. Потом схватила Тёму за рукав, потащила дальше по коридору и по лестнице наверх.

— Сейчас всё узнаешь, я же только начала рассказывать!

Они вошли в огромное помещение с металлическими стеллажами. Стеллажи были плотно уставлены картонными коробками с какими-то надписями.

— Это архивохранилище, сердце архива, если так можно сказать. — Тася ласково провела ладонью по ближайшим коробкам. — Можешь представить, что протяжённость вот этих полок — около двадцати пяти тысяч метров!

Она пошла вдоль полок.

— Чтобы правильно хранить документы, здесь нужно всё время поддерживать определённый температурный режим, ну около девятнадцати градусов, а также влажность и свет должны регулироваться. Ну и обязательная система пожаротушения — бумаги-то видишь, сколько. Полыхнёт, мало не покажется.

— А что, было уже такое?

Тася вздохнула.

— Конечно, несмотря на все предосторожности пожары случаются. А при тушении гибнут документы ещё и от воды… Так что это всё печально. И невосполнимо.

— Так нужно всё просто оцифровать! — удивился Тёма.

— Просто — да не просто. Оцифровываем. В аппаратную мы тоже сходим. — Тася открыла одну из коробок. В ней оказались аккуратно сложенные папки.

Вытащив такую папку, она показала Тёме какие-то листочки, которые в ней хранились. Разобрать, что на них написано, было невозможно: быстрый летящий почерк, старинные буквы…

— Это архив нашего известного писателя, жившего в позапрошлом веке. Видишь, на коробке надпись: фонд номер девятнадцать. Здесь и хранятся все материалы, переданные в архив наследниками или найденные в частных коллекциях. Но посетителю архива не всегда нужен целый фонд, а только какое-то дело в нём. Вот такая папка, к примеру. Тогда ему необходимо заполнить так называемое требование, где следует указать нужный фонд, опись и номер дела. И сотрудники архивохранилища очень быстро отыщут любое заказанное дело именно по этим параметрам.