Генеалогия

Что дает изучение истории своей семьи?

Кроме конкретных имен, дат и редких подтвержденных документами фактов 27.06.2022 6 мин. чтения

Что дает изучение истории своей семьи?

Фотография из личного архива Елизаветы Бобковой

Какие чувства и эмоции испытывают те, кто погружается в архивное прошлое? Об этом Familio.media рассказывают Елена Иванова, основатель и руководитель психологического центра «ТОП-Практик», и Марина Брижатова, руководитель направления генеалогических исследований Genotek, основатель бюро GenealogyRocks.

Елена Иванова

Психика не выносит неопределенности

Давайте представим, что среди предков нашелся кто-то, кто вам импонирует и соответствует вашим внутренним ценностям. Вы узнаете об этом из описания поступков или мыслей родственников, которые нашли, например, в старых письмах. Такое совпадение серьезно подпитает ощущение вашей самооценки и собственной ценности как представителя рода.

Если в прошлом скрывается позитивный сценарий – например, все успешно занимались наукой, – это помогает строить собственную идентификацию, думая, что «я тоже такой успешный». Человеку проще «присвоить» себе такие способности, если есть подтверждающая это родовая история.

Когда же в прошлом семьи вскрывается негативная история, она может сначала сильно ударить по психике и отрицательно повлиять на самочувствие и самооценку. Но надо сразу заметить, что и здесь есть исцеляющие моменты: человек наконец поймет, например, откуда в его жизни происходит напряжение, и постепенно, путем сознательной работы, сможет избавиться от него.

Консультация с генеалогом

Подробное обсуждение с экспертом-генеалогом вашей ситуации, вариантов ее решения и перспектив дальнейшего изучения истории семьи

Узнать подробности

Расскажу историю о том, как после случившегося убийства – дед убил свою жену – его потомки никогда об этом не говорили ни между собой, ни со своими детьми. Но вызванное этой трагедией напряжение в семье никогда не исчезало, а любое проявление раздражительности и агрессивности у детей жестко пресекалось. В результате внучка выросла с ощущением тревоги и того, что в ней самой кроется какая-то страшная для окружающих опасность. Это чувство переросло в убежденность: «Я перед всеми априори виновата. Надо как-то исправлять это».  Но как исправить чувство вины перед всеми? Тем более вины никакой и нет. Жить с такими чувствами крайне тяжело.

Психике невыносимо, когда есть какие-то тревожные состояния и эмоции, и они «неопредмечены» – то есть непонятно, про что они и чем вызваны. Когда же логика или факты объясняют причинно-следственные отношения именно таких психологических реакций, все становится более безопасным и предсказуемым, а мир обретает большую ясность.

Когда мы вместе с нашей героиней разобрались, что ее ощущения вызваны старой семейной трагедией, половина тревоги у нее ушла сразу. Женщина, узнав правду, осознала, почему в детстве ее так «прессовали» за любое, даже слабое проявление агрессивного поведения. Взрослые боялись, что может прорезаться жестокость деда, и подавляли любое желание девочки проявить какую-то индивидуальность (иногда слишком бурную, на взгляд родителей). Но она – другой человек, живет в другое время и в других обстоятельствах. Она узнала темную сторону своей семьи, и это стало для нее шоком.

Мы проработали ее тревожность. Женщина поняла, что она полноправный человек, что агрессия заложена во всех людях в разной степени и что можно научиться выражать собственную агрессию социально приемлемым способом. Один из таких способов, кстати, – вести активную общественную работу на благо общества.

Что изменилось, когда я узнал о предках?

Рассказывают люди, изучающие историю своей семьи

Читать

Бывает, обнаружив какой-то страшный факт в истории своего рода – например, что кто-то из предков был палачом, – человек чувствует в себе за это невротическую вину, чувствует, что он тоже в этом виноват. Надо осознавать: это точно не его вина. Хорошо бы поработать над этим с психотерапевтом, и, в любом случае, не оставаться в плену этого заблуждения.

Существует здоровый способ разрешения любой вины, если в истории семьи присутствуют какие-то неприятные или даже неприемлемые моменты. Первое: нужно понять, какой в прошлом был причинен ущерб и как человек может это компенсировать. Ни в коем случае не принимать это как личную вину, но понять, в чем может таиться собственная миссия, чтобы принести в мир что-то позитивное.

Второе – очень важно помнить о разнице эпох и времени. В древности могли быть совершенно другие мотивы и стандарты поведения, чем сегодня, не говоря об устройстве общества. Поэтому нужно как можно глубже и больше узнавать подробности из жизни предков и, главное, того исторического периода времени, когда они жили. Важен исторический контекст.

Все исключенные фигуры из прошлого – как будто забытые или сознательно исключенные – никуда не исчезают из истории семьи и влияют на нас. Любое обнаружение такого неизвестного родственника, даже с негативным прошлым, лучше вытеснения и замалчивания, так как дает более целостную картину семейной истории.

Ау? Ищем таланты через историю семьи

Генеалогия дает возможность понять человеку, почему он такой, какой есть. Идентификация с родом может помочь найти скрытые таланты и лучше раскрыть их, опираясь на примеры предков. Так сказать, «покопаться» в себе, приглядеться к чему-то, на что раньше и не обращалось внимание. 

Семейная история может выявить вытесненные или запертые ранее психологические ресурсы и помочь раскрыть их. Например, какая-нибудь прабабка отличалась неразборчивостью в половых связях, и благодаря этому на сексуальность детей и далее правнучки в семье слишком негативно реагировали. В итоге девушка выросла зажатой, не может построить свою личную жизнь… Поняв, откуда эта зажатость, девушка может проработать ее и дать себе право на сексуальность.

И, конечно, это знание дает ощущение опоры и понимание того, что я не краткосрочен, а являюсь частью истории рода и могу передать эту опору своим детям, дальше во времени.

Марина Брижатова

Генеалогия нужна для того, чтобы крепко стоять на ногах

Как говорил писатель Терри Пратчетт,«если ты не знаешь своих истоков, ты не знаешь, где ты и кто ты, а если не знаешь, где ты и кто ты, так не знаешь и куда идешь. А если ты не знаешь, куда идешь, так, скорее всего, ты сбился с пути». Открытие прошлого в его многообразии – более важная цель для генеалогии, чем непосредственно нахождение фактов и дат. Одно, конечно, не отменяет другого, все взаимосвязано.

Эмоции в генеалогии играют значимую роль. Например, многие люди, которые хотели восстановить свою родословную, в поисках ограничиваются концом XIX века. По моим наблюдениям, именно этим временем заканчивается эмоциональная привязка к предкам. Вот лежит бабушкин или прабабушкин пуховый платок в семье. Кажется, ее звали бабушка Маша, а может, Тоня. Отчества ее уже не знают, и девичья фамилия неизвестна. Как только эти данные находятся и «вопрос с платком» закрыт, дальше можно искать предков по это линии. Но о них в семье вообще никогда не слышали и, соответственно, никто не ощущает эмоциональную связь. И зачем тогда искать в архивах таких далеких – во многих смыслах – родственников?

Рассылка на почту
Лучшие статьи недели. Без спама.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

В генеалогическом поиске есть несколько мотивационных сломов. Первый пролегает в конце XIX века, где заканчивается эмоциональная привязка к людям: до нас дошли какие-то вещи, фотографии и загадки, связанные с персонами того времени, о которых в семье что-то известно. Второй слом происходит на переходе в поисках к архивным документам XVI века, где становится гораздо сложнее разобраться без знания исторического контекста. Те, кто их преодолевают, вряд ли когда-нибудь бросят поиск.

Для себя я обозначила среди эмоциональных сторон генеалогии «проблему пустых мест». У нас в древе есть незаполненные персоны: неизвестные, или обозначенные скудно, только по имени или фамилии, без имен супруга или супруги, без родителей и братьев с сестрами. Получается, что для нас они и их семьи – пустота, этих людей как будто нет.

Психологически очень интересен тот момент, когда мы находим больше подробностей об этих лакунах. Шаг за шагом мы узнаем, какие тут стоят в древе фамилии, узнаем даты и места… Нам очень сильно повезет, если мы найдем вообще что-то, кроме этого, – как правило, по крестьянским родословным на расстоянии 100 лет и далее больше ничего не бывает.

Но даже если мы почти ничего не находим, только даем имя пустым клеткам в древе – для меня это каждый раз магический момент. Наш мозг воспринимает отсутствие информации о человеке как отсутствие человека в природе, как если бы он не рождался. По ощущениям история в этом месте заканчивается. Генеалогия позволяет нам своей настойчивой методологией, от известного поколения к неизвестному, открывать для себя то, что мы, вероятно, не только не открыли бы, но, может быть, даже и не хотели бы открывать.

Я думаю, что генеалогия – это не панацея, есть много способов обогатить себя как личность вне исторических наук. Я также верю, что, узнав больше свою семейную историю, человек становится свободнее, он «достраивает» скрытые части своих связей с прошлым семьи и общества, чтобы крепче стоять на ногах.

Эмоции – основа генеалогии

Если подумать, эмоции и то, как мы справляемся с исследованием своей семейной истории, – основная часть генеалогии, питательная среда для всего метода и процесса. Мы видим прекрасные примеры, как люди исследуют свою семью, публикуют книги по результатам. Это большая индивидуальная работа, требующая эмоциональной вовлеченности. Можно прочитать чужое исследование семьи, но ты должен исследовать свою и написать собственную книгу, если хочешь достичь катарсиса. Это невероятное переживание и очень сложный путь признания себя.

Тем, кто собирается исследовать историю своей семьи, я бы порекомендовала учитывать два эмоциональных момента. Во-первых, недостаток прощения. В общественном генеалогическом пространстве поиски родословной часто преподносятся как необходимые и обязательные, очень много пафоса на этот счет. Как будто мы должны и обязаны заниматься историей своей семьи, и «шерстить» по сто источников за день. На мой взгляд, генеалогия – это наука, и занятие ею или невнимание к ней не делает вас ни лучше, ни хуже. Мне бы хотелось, чтобы те, кто увлекается генеалогией, меньше переживали о том, что они не успели сделать или должны сделать для своего поиска.

Второй момент: недостаток похвалы себе от себя же за проделанную работу и находки. Признайтесь себе, что с толком и пользой провели время. Разрешите себе делать то, что вам близко, даже если вы не уверены, что этот труд найдет ценителя. Генеалогическое исследование и все, что с ним связано, оценивается не сразу.