Лайфхаки Генеалогия

Что такое тупик в генеалогическом исследовании

Мнения экспертов 11.07.2022 9 мин. чтения

Что такое тупик в генеалогическом исследовании

Ruth Gledhill/unsplash.com

Сегодня мы поймем, что вообще можно считать тупиком в генеалогическом исследовании и как быть, когда кажется, что все возможные варианты поисков испробованы. Узнаем, что думают эксперты.

Мнимые и реальные преграды

Екатерина Новикова, исполнительный директор компании Genealogic

Что мы можем называть тупиком в исследовании? Отсутствие источников информации. Это может быть реальный или мнимый тупик.

Например, мы часто сталкиваемся с убеждением, что «ничего найти невозможно, все старшие родственники умерли – это тупик». Еще одно убеждение: документы ЗАГС или метрические книги не сохранились по нужному населенному пункту, были утрачены в период Великой Отечественной войны или при пожаре в архиве, и «все – это тупик».

Предлагаю разобраться с убеждением номер один. Для того, чтобы генеалогическое исследование могло состояться, необходимо желание и ваше свидетельство о рождении. Этого уже достаточно для того, чтобы начинать восстанавливать историю семьи. Если живы ваши родители, то понадобятся также их свидетельства о рождении и браке. Следующим шагом будет заказать в ЗАГС справки о смерти бабушек и дедушек (или кого-то одного, кто сейчас вас интересует больше всего), свидетельства их брака, их рождения. Самое важно здесь – должна быть справка с дополнительными сведениями, которые содержатся в актовой записи и в свидетельство о факте изменения акта гражданского состояния не вносятся. В этих дополнительных сведениях может сохраниться много ценнейшей информации. Это может быть место жительства вступающих в брак/умершего/родителей, их возраст, места работы и\или должность, места рождения.

Главные документы генеалога: советский период

Поиск информации всегда ведется поэтапно — от известного к неизвестному, поэтому часто изучение истории семьи начинается с предков, живших в СССР

Читать статью

И вот еще недавно у вас как будто не было ничего, а теперь есть цепочка в древе до начала советского периода. Места жительства для нас будут важными для определения возможности запросить похозяйственные книги, если дело происходит в сельской местности, или домовые книги, если это город. В этих документах учета уже может быть указан состав семьи, имущество, которым владели. Места работы дадут нам шанс найти личное дело в архиве предприятия. Это сработает, если родственник занимал сколько-нибудь значимую должность. Данные о рядовых сотрудниках, скорее всего, не сохранились.

И тем не менее запросы посылать все равно надо. У нас была в практике история, когда в архиве железной дороги сохранилось личное дело портного, где было указано его точное место рождения и дата, хотя в документах ЗАГС этих данных не было. Такие сведения помогают пройти рубеж в документах между эпохой дореволюционных и послереволюционных документов и восстанавливать историю семьи уже по метрическим книгам, ревизским сказкам и исповедным ведомостям.

Парадокс в том, что чем большее количество несчастий происходило с нашими родственниками, чем больше исторические процессы вторгались в частную жизнь, тем больше информации осталось для нас. Раскулаченные, репрессированные – есть вероятность найти архивные следственные дела в архивах ФСБ или МВД.

Есть предположение, что родственник был членом партии – существует вероятность найти анкеты и учетные карточки в Российском государственном архиве социально-политической истории.

Частый случай тупика в продолжении исследования – невозможность подтвердить родство с человеком, на которого мы запрашиваем копии документов, например, копии архивного следственного дела. Закон о защите персональных данных и об ограничении срока доступа в 75 лет надо соблюдать, но можно дождаться истечения этого срока и ознакомиться с документами.

Иногда тупиком кажется отсутствие документов учета. Например,  в некоторых регионах (Псковская область, Ставропольский край и т.д.) во время Великой Отечественной войны были частично или полностью утрачены актовые записи. В этом случае мы снова обращаемся к дополнительным источникам: запрашиваем похозяйственные книги, домовые книги, копии личных дел в архивах предприятий. В случае, если с момента событий уже прошло 75 лет, документы о родстве не требуются. В зависимости от цели ваших поисков обнаруженная информация может быть либо источником для дальнейших поисков, либо, если вам необходимо восстановить документы о родстве, поможет в судебном порядке восстановить утраченные актовые записи.

Если к началу XX века не сохранились метрические книги, то основным источником могут стать посемейные списки. Они сохраняются в фондах сельских администраций и воинских начальников. Сельскохозяйственная перепись населения или земельная перепись, поселенные списки 1920-х годов, фонды присутствия по крестьянским делам – все может быть полезным.

Региональные чаты Familio

На данный момент вы можете присоединиться к любому из 33 региональных чатов Familio

Вступить

Для поиска выхода из тупика большую помощь оказывает сообщество единомышленников, например, форум ВГД (Всеросийское Генеалогическое Древо). В социальных сетях существуют крупные группы генеалогов, где можно задать вопрос и получить подсказку.

Бывает тупик реальный: действительно, документов нет, совсем нет. Не сохранилось или нет нужных нам сведений. И все возможные зацепки уже отработали, а идеи закончились. В таком случае все равно есть выход: ДНК-тесты помогают там, где документы бессильны. С их помощью можно восстановить разорванную цепочку родственных связей и обнаружить, например, неизвестные подробности истории семьи, которые сохранились у ваших троюродных братьев или сестер.

Сделали тест ДНК, но не можете разобраться с результатами?

Хотите знать больше о своем происхождении, но не понимаете с чего начать? Мы поможем разобраться

Узнать подробности

Расширить горизонты

Александр Воробьев, историк-генеалог, управляющий партнер компании Genealogic

Я бы назвал три способа, с помощью которых можно выйти из тупика. Самая типичная ситуация – это когда есть какая-нибудь прабабушка, про которую человек знает, что она была, в семье ее помнят, но где она родилась и все прочее – неизвестно. Если она умерла после 1970 года, то в ее актовой записи о смерти будет написано место рождения, и за это можно зацепиться и продолжить дальше. Водоразделом является 1970 год.

Подчеркну: самое главное, что нам надо знать в поисках, – это место рождения. Поэтому если у нас есть некий человек, о котором мы хотели бы что-то узнать, но непонятно, как это сделать, нужно искать какие-то варианты, чтобы определить его место рождения. Это то, что касается выхода от исходных данных к чему-то более раннему.

Вторая ситуация – это поиск на сайте «Память народа» по фамилии и по фамилии с отчеством. Если мы знаем, что жил, например, Смирнов Михаил Петрович, который не воевал, потому что был слишком молод для этого, то просто смотрим Смирнов Петрович или смотрим, где вообще встречается эта фамилия. Или мы знаем, что он из Тульской области, но не знаем, откуда именно, тогда можно сузить круг за счет такого поиска – отчество плюс фамилия. Таким образом, мы подбираем кандидатов.

Так мы искали недавно Шишкиных. Мы знали, что наш Шишкин не воевал, родился в Рязанской губернии в конце XIX века, но где точно, неизвестно. А по «Памяти народа» мы вычислили трех или четырех кандидатов, которые могли нам подходить. Через партийный архив мы уточнили его место рождения, и нам повезло: это место рождения было точкой номер три, которую мы проверяли по нашему списку. Тут все-таки круг поисков удалось сузить. Попробовать пять локаций – это еще можно, а попробовать десять и больше вариантов уже становится совсем нецелесообразно.

Третья ситуация связана с переходом от более поздних документов к более ранним. Часто бывает, что почти не сохранились метрики. Это типичная история для Калуги, Новгорода, – тех мест, где архивы сильно пострадали в войну. А там основная тема – это ранние советские документы: документы 1920-х годов, когда составлялись всякие списки, в которых люди были уже с фамилиями. За счет того, что они с фамилиями, мы можем «перепрыгнуть» к ним бесфамильным в более ранний период.

В дореволюционный период надо уделять особенное внимание восприемникам и поручителям, потому что обычно в деревнях это были крестные и свидетели на свадьбе. Как правило, в деревнях они были ближайшими родственниками и часто присутствовали при крещении детей со стороны жены. За счет этого можно определить девичью фамилию жены и двигаться дальше.

Это же касается и татарских родословных, например, где вообще все бесфамильные. К примеру, мы на 1920-е годы имеем состав семьи и можем протянуть в данном случае ниточку до метрик 1880-х, потому что, как правило, начало ХХ века не сохранилось. Это получается еще одна тема. И кроме того, мы можем идентифицировать конкретную семью, Шишкиных или Войкиных, или кого-нибудь еще, кого мы ищем, потому что в более ранних документах они будут просто Иван с сыном Петром, и поди пойми, какой из Иванов! Это мы делаем практически всегда в таких сложных случаях, когда других документов нет, но что-то сохранилось.

Вообще начинать надо с любых документов с переписями. Во многих регионах сохранилась, например, сельскохозяйственная перепись 1917 года, и если это губерния бесфамильная, например, Смоленская, то полезно начинать именно с нее, потому что там в переписи уже скорее всего фамилии будут, а в метриках вполне может их не оказаться.

Выход из тупика:

Всегда надо помнить про источники раннего советского периода. Всегда смотреть в любые списки, которые составлялись в 1920-е годы, а также смотреть переписи там, где они сохранились.  Примерно в половине регионов сохранилась перепись 1917 года или около того, плюс-минус год. В частности, она есть по Смоленской области, по которой очень мало сохранилось документов. И она может дать зацепку, что очень полезно в том случае, если нет метрических книг.

Сейчас еще работает тема, связанная с ДНК. У нас был случай, когда мы нашли троюродного брата нашего заказчика, у которого родословная была сделана. Мы залили данные на сервис GEDMatch, и там нашелся самый близкий совпаденец, который, как мы посчитали, был троюродным братом нашего заказчика. У него сохранился архив деда нашего заказчика, и у него была сделана родословная по этой линии.

И всегда полезно расширять горизонты – времена меняются, и того, что ты знал как профессионал пять лет назад, сейчас уже может быть недостаточно: многое оцифровано, выложено на ВГД и так далее. Если не учитывать уровень оцифрованности документов и идти сразу в архив, минуя поиск по открытым данным, можно легко упустить что-то важное или какие-то дополнительные детали, которые могут оказаться как существенными, так и приятными.

Найти то, что не сгорело и не потеряно

Дмитрий Балашов, руководитель компании GENUS

Несмотря на то, что данной теме посвящен ряд публикаций на различных ресурсах, осмелюсь поделиться личным опытом, который периодически пополняется при проведении исследований нашей компании. Ознакомившись с рядом подобных статей, начинающий исследователь должен понимать, что каждый отдельный поиск информации о предках имеет свои индивидуальные особенности. В первую очередь это касается сохранности документов, которые очень часто отсуствуют по причине утери в ходе войн, пожаров или намеренного уничтожения в ходе макулатурных компаний, а также по неграмотности архивного руководства.

Поэтому не стоит надеяться, что в архиве всегда есть нужные для исследования документы, содержащие в мельчайших подробностях сведения о предках. Бывает, что даже при всех необходимых данных о роде (ФИО старейшего предка, место рождения до 1917 года) в архиве не всегда найдется нужный документ, например, метрическая запись о рождении. Как тут быть? Какие дополнительные источники информации могут помочь? Приведу несколько из них.

Это документы раннего советского периода, хранящиеся в областных архивах и районных архивах, где хранятся похозяйственные книги сельских советов, документы учета сельского населения (возраст, уровень грамотности, род занятий) и их хозяйства (инвентарь, скот, землевладение). В данном типе документа часто указывались рабочие специальности, место работы, учебы, службы и возраст сельских жителей. Данный тип документов был введен накануне Великой Отечественной войны, поэтому не во всех архивах его можно найти за довоенный период.

Данный тип документа стал заполняться на территории СССР только после войны. Поэтому запрашивая такой документ, надо иметь в виду, что архив может иметь на хранении документы только послевоенного периода. Особой ценностью такого документа является подпись домохозяина, особенно если он старшего дореволюционного поколения. Учитывая отсутствие сведений о составе семьи предка, подобные документы часто проясняли ситуацию с детьми и даже родителями, которые часто проживали со своими детьми в одном доме. Таким образом, похозяйственная книга решает две важные задачи: состав семьи, имена и возраст старших предков.

Чтобы понимать ценность похозяйственных книг, стоит сравнить их с сельхозпереписями, которые проводились на территории всего государства в 1917 и 1920 годах. Это тоже важный генеалогический источник информации, который часто помогает выйти на след неизвестных предков.

Близкими по содержанию полезной информации в период междувластия стали дела со списками избирателей во Всероссийское Учредительное собрание 1917 года. В списках указывалось все дееспособное население, имеющее право голосовать. Списки составлялись с указанием места проживания (дом домохозяина) и давали дополнительную информацию о составе взрослого населения семьи (старше 21 года).

Однако, если и этот документ не помог установить новые подробности об интересующей персоне в роду, можно обратиться к помощи ряда других источников советского периода. В первую очередь фонда волостных исполнительных комитетов, где хранятся всевозможные списки жителей селений, а также протоколы сельских сходов (собраний), на которых решались вопросы, связанные с жизнедеятельностью деревенских обитателей.

Данный источник помогает установить количество семей в деревне и имена домохозяев. Часто в деревнях проживало несколько родственных семей, поэтому такие протоколы помогают узнать о новых ветках рода, что также полезно для продолжения исследования.

Несмотря на обилие документов советского периода, иногда бывает, что их невозможно выявить из-за слабой сохранности областного архива, пострадавшего, например, во время войны. В таком случае могут помочь так называемые выкупные дела (уставная грамота) – документ, который составлялся между помещиком-землевладельцем и представителями крестьянской сельской общины и регламентировал правила передачи земли в собственность после отмены крепостного права. Данные дела могут храниться сразу в нескольких архивах. Это, как правило, областной, РГИА (СПБ) и филиалы президентских библиотек, где дело можно просмотреть в оцифрованном виде.