Истории об истории

Что изменилось, когда я узнал о предках?

Рассказывают люди, изучающие историю своей семьи 13.12.2020 6 мин. чтения

Что изменилось, когда я узнал о предках?

У людей, увлеченных генеалогией, разные мотивы, каждый по-своему осмысляет значимость сделанных открытий. Мы задали разным людям, занимающимся поиском предков, один вопрос: что изменилось, когда вы узнали об истории своей семьи? Наши герои рассказали о том, что сподвигло их на исследование и как обнаруженные факты повлияли на них самих.

«Как будто за спиной, как в самых драматичных сценах «Гарри Поттера», появляются твои предки»

Софья Пермякова

Я всегда осознавала свои немецкие корни как часть моей идентичности, но очень мало знала о том, кем были мои предки. Мы с мамой начали исследовать историю семьи два года назад: ее подруга, тоже «из немцев», поделилась ссылками на меннонитские (протестантские) архивы.

Наверное, нам повезло: соответствуя популярным стереотипам, немцы оказались дотошными не только в быту, но и в сохранении своей исторической памяти. Из архивных данных мы составили дерево с начала XVIII века, которое целиком состоит из прусских переселенцев с очень музыкальными именами: Берта Беттински, Луизе Фришбуттер.

Я понимаю, какая это привилегия — иметь возможность найти эти имена, учитывая, что мои бабушка и дедушка по папиной линии выросли в сиротских приютах.

И вот уже два года каждая новая попытка поиска оборачивается удивительными открытиями. Изменилось ли что-то в моей жизни от того, что я чуть лучше узнала историю своей семьи? Теперь вместо того, чтобы писать диссертацию или заниматься срочными делами, я обсессивно ищу оставшиеся и не так легко поддающиеся исследованию сюжеты этой истории. Но самые важные изменения произошли в том, как я теперь представляю свою семью. На американском телевидении есть документальная программа «Finding Your Roots», где знаменитости узнают истории своих предков. После каждого открытия их спрашивают: «Что вы почувствовали, когда узнали об этом?» Их ответы всегда казались мне очень высокопарными. Наверное, поэтому мне неуютно признаться, что я почувствовала на себе именно то, о чем они говорят: как будто за твоей спиной, как в самых драматичных сценах из «Гарри Поттера», вдруг появляются все эти люди, твоя семья. И узнавая о них, ты чуть больше понимаешь про себя.

«Я взяла на себя миссию вести историю своей семьи»

Мария Кандакова

Историей своей семьи я увлеклась в 2008 году. Из начальных данных у меня был листок в клеточку с именами, которые для моего школьного задания в 1995 году написала мама. Тогда вместе с бабушками они вспомнили четыре колена — 19 прямых предков. Спустя двенадцать лет в моем личном древе 126 прямых предков, свыше 1500 имен, 19 фамилий, 15 колен, как минимум три национальности, три вероисповедания.

Мне приятно общаться с очень дальними родственниками от общего предка, рожденного в 1856 году. Один из них живет в Сочи, другой нашелся в Екатеринбурге. Мы сравниваем фотографии и делимся данными. Например, есть информация от 1552 года о потерянном дворянстве у одной из веток в Тульской губернии.

Осознание своей истории дает мне невероятное вдохновение. Как показывает практика, часто люди перестают общаться уже с троюродными родственниками и даже не знают их имен. Я активно делюсь с родственниками данными, чтобы они передавали их своим детям. Я взяла на себя миссию вести историю своей семьи, мне присылают данные о рождении детей. У родни уже появилась привычка сообщать мне важную информацию или позвонить и уточнить, например, как звали деда в 4-5 колене. Еще я вдохновила на поиск предков своих друзей, помогаю им. Сама тоже продолжаю исследование и уверена, что впереди еще много интересного.

«Сложно представить, что пришлось пережить моим предкам»

Татьяна Дубровина

Я решила заняться генеалогией семьи, когда была беременна. Задумалась о том, чтобы в будущем мой малыш мог узнать про свои корни. Я начала с поиска прадедов, участвовавших в войне. Про них в нашей семье было известно лишь то, что два брата и их дядя ушли на фронт и не вернулись. В результате поисков мне удалось выяснить боевой путь прадедов и места их гибели. Также я нашла без вести пропавшего брата прадедушки — выяснилось, что он попал в плен через несколько месяцев после призыва и погиб там. Это очень ценные сведения, потому что на протяжении 74 лет в семье про него никто ничего не знал.

Недавно я продвинулась в поисках прадеда по линии бабушки. Выяснила, что после войны он уехал из деревни в Екатеринбург, где и был похоронен, а его жена осталась в деревне.

По линии дедушкиной мамы семью раскулачили. Да и вообще, многие найденные мной события, которые произошли с родственниками, очень грустные. Могу сказать, что мое отношение к предкам поменялось, когда я больше узнала про их жизнь. Сложно представить, что им пришлось пережить. Зато в ходе поисков мне удалось найти родственников, с которыми мы давно не общались.

«События прошлого становятся осязаемыми»

Екатерина Белова

Мне всегда было любопытно изучение нашей семьи, я периодически бралась за него, рисовала графики и бросала, так как в них начиналась путаница. Целенаправленно заниматься я начала полтора года назад. Зарегистрировалась на сайте для построения родословной с мыслью, что знаю мало и никуда не продвинусь. Открыла свои старые записи, сразу оказалась в начале ХХ века и поняла, что не так уж мало я знаю! А после разговора с бабушкой в нашем древе оказалась уже сотня человек. Тогда я поняла, что можно и нужно двигаться. Написала двоюродным братьям и сестрам, они обрадовались, сказали, что это круто. В основном я делаю все сама, но родственники интересуются и ждут новостей.

Меня зацепил факт, что у прадеда было восемь или девять братьев, но в семье неизвестно ни одно имя. Я решила, что надо их найти. Интересно, как оживают семейные легенды: например, дед всегда говорил, что он казак, а дочери думали, что для красного словца. Оказалось — действительно оренбургский казак.

Совсем иначе смотришь и на историю страны. События становятся осязаемыми. Например, столыпинская реформа. Какая-то далекая экономическая реформа. Где я и где она? А семья прадеда после нее переехала из Полтавы на Алтай. Или раскулачивание: в Магнитогорском архиве я нашла воспоминания племянницы моей прабабки о том, как их семью раскулачили. Очень интересно — не оторваться. В школе история была совершенно другой — безличные факты и цифры.
Для себя я сделала вывод, что люди были очень сильными, и наши проблемы — это сущие пустяки. Мы не несем ответственности за прошлое, за поступки и качества предков, но мне интересно кто я, откуда я. Нечто более глобальное, чем просто место рождения в паспорте.

«Я «пустила корни»»

Ксения Балакина

Историей своей семьи я интересовалась с самого детства, живо представляла сюжеты из жизни, о которых рассказывали мои бабушки, и до сих пор помню многие из них. Всерьез генеалогией я занялась пять лет назад. Сначала меня разбирало любопытство: «А кто стоит за этим предком?», «Откуда приехал и куда поехал?», «Сколько было детей?» Чем глубже я погружалась в историю семьи, тем больше чувствовала связь с предками. Выражение «пустила корни» как раз описывает мое состояние. Я стала ощущать себя частью чего-то большого, словно я больше не одна — за мной огромный пласт истории, целый веер предков.

На фото: прадед Ксении Балакиной Петр Малышев с семьей сына, Петроградская губерния

Однажды я отправилась в экспедицию по местам проживания моих предков. После посещения вымирающих деревень на душе стало тоскливо, но в то же время и тепло. Ощущение связи с этой землей не покидает меня и заставляет работать дальше, чтобы быть ближе к моим корням.

Открытия, которые я сделала, удивляют, но генеалогия — штука хитрая, всегда спрячет еще парочку где-то тут, под следующим камнем. Я всегда думала, как и многие начинающие поиск, что есть какой-то загадочный граф в семье. Не найдя никого похожего, немного расстроилась, но дальнейшие открытия показали, что вовсе и не простой у меня предок-крестьянин, а самый незаурядный, особый и — мой! Я осознала, насколько мои предки были замечательные. Прадедушки были военными, а когда речь заходит о прабабушках, то без слез и не вспомнить, сколько потерь и лишений выпало им в военные годы. Эти знания дали мне уверенность, что все невзгоды можно и нужно переживать с гордо поднятой головой и жаждой жизни!

Да, мои предки были не идеальны и есть за ними грехи, но это лишь помогает увидеть реальность. Все мы живые люди, и те, кто позади нас, тоже были людьми со своими слабостями.

Сейчас моя жизнь неразрывно связана с поиском предков. Очень радуюсь, когда нахожу очередного «пра» в метриках. Каждое открытие наполняет чувством удовлетворенности, что еще один пробел заполнен, еще одно окошечко можно закрасить.