Интервью Проект Familio

Familio помог мне в поиске предков

История пользователя онлайн-сервиса 22.12.2021 6 мин. чтения

Familio помог мне в поиске предков

Представители семьи Федотовых из д. Палащелье Лешуконского района Архангельской области. 1956-1958 гг. Фото из семейного архива Анастасии Новгородовой

Этим летом Анастасия Новгородова случайно нашла дальнего родственника через Familio. Она поделилась своей историей поиска предков и рассказала, как онлайн-сервис помогает найти родственников, о существовании которых вы даже не подозревали.

Об увлечении генеалогией

Интерес к поиску предков у меня возник со школы, я всегда хотела что-то знать о своих предках, все время спрашивала маму и папу об этом. Но именно в последние пару лет начала активно что-то искать. Это связано с тем, что не стало нескольких близких людей. Одновременно я познакомилась со своими дальними родственниками. Одно наложилось на другое, и понемногу у меня начала накапливаться информация, добавляться что-то новое, и мне это очень нравится. Нравится раскапывать. Одна моя родственница как-то сказала:

«Настя, ты прямо как детектив какой-то, что-то ищешь, открываешь, находишь то, чего мы, старшие родственники, даже не знали, или знали, но не в таких подробностях».

Спустя какое-то время я начала записывать разговоры с родственниками на диктофон. Когда у нас начинаются разговоры, не всегда человек может сразу все вспомнить. Это как если ребенок меня попросит: «Мама, расскажи анекдот». Я отвечаю: «Я прямо сейчас и не вспомню. А потом к случаю вспомнится что-то смешное, и я тебе расскажу».

Подробнее о том, как проводить интервью с родственниками, читайте в статье «Сохранить навсегда: скрытая сила семейных воспоминаний».

Так и с какими-то воспоминаниями. Не всегда же люди делятся, когда их в лоб спрашиваешь. Бывает, надо поговорить, как-то вывести на эту тему, а бывает, наоборот, настрой такой сентиментальный, когда им самим хочется что-то вспомнить, рассказать. И они рассказывают. В это время главное – не просто слушать, а не забыть включить диктофон, потому что некоторые моменты потом забываются. Человек с возрастом начинает чаще вспоминать свою юность, и сейчас я от папы уже больше информации получаю, чем в школьное время.

Об опыте поиска предков на Familio

Собрав информацию о предках, я стала размещать ее на онлайн-сервисах и искать там дополнительные сведения. В том числе и на Familio, когда сайт открылся. Этим летом я столкнулась с таким случаем. Разместила на Familio своего прадеда Аксенова Петра Федоровича из Палащелья, и в обсуждениях один молодой человек спросил у меня, как зовут отца моего прадеда:

А вашего прапрадеда случайно не Федор Семенович зовут?

— Да, Федор Семенович.

— Очень приятно. Значит, наши предки были родней!

Получается, мой прадед и его прапрабабушка были родными братом и сестрой. А я даже и не знала, что у моего прадеда была еще и сестра! Я знала, что у него был брат. Сейчас, несмотря на то, что мы пока не сильно по этой ветке продвинулись, мы узнали друг о друге! Я ему написала в социальной сети, кто я такая, что мы пересеклись на сайте Familio. Он ответил, и мы пообщались. Оказалось, он никогда не был в этих краях, в Архангельской области. Я в свое время лет до 13 там бывала каждое лето, когда была жива моя бабушка. То есть я о той деревне больше знаю.

Анастасия Новгородова. Фотограф Мария Кушкова

Удобно, что на Familio в разделе Люди на странице каждого населенного пункта можно выбрать людей, которые родились и проживали в одном населенном пункте. И получается совпадение.

Единственное замечание: я бы хотела добавить моего прапрадеда Федора Семеновича к себе на ветку, но мой найденный родственник уже ввел его данные на сайт. Получается, если я сейчас добавлю прапрадеда, то он будет указан на сайте дважды, хотя это один и тот же человек. Поэтому было бы удобно объединять в одну персону, чтобы не дублировать.

У своего нового родственника я узнала, кем стала сестра прапрадеда, какая у нее была фамилия, а также имя-отчество ее мужа, – информации немного, но все равно хорошо, что мы нашлись. Ведь получается, он тоже интересуется генеалогией. Нечасто даже среди родственников встретишь единомышленников.

Сейчас также есть много групп в соцсетях по населенным пунктам, где люди пытаются воссоздать информацию и найти родственников. В советское время многие разъехались, и потомки сейчас ищут информацию о них. Недавно через одну такую группу я нашла информацию о своих прадеде и прапрадеде. Кто-то в свое время из деревни, где они жили, составил схему деревни, пронумеровал все домики, и под каждой цифрой подписал, кто там жил, кто был хозяин, хозяйка, дети. Оказалось, что у моего прапрадедушки было еще два брата, и жили они в одном населенном пункте. Вот эта информация тоже интересная. Это ведь не архив, но опять-таки люди сохранили, поделились, и мы эту информацию нашли, что очень радостно. 

Вот так по крупицам – то тут, то там – все и находится. Есть и косвенные пути, где можно найти зацепки, но это тоже интересно. 

Что уже удалось найти 

По маминой ветке я нашла очень много информации благодаря книгам краеведа Анатолия Новикова. Его предки из той же деревни, что и моя мама, и он в свое время проделал большую работу, выпустил книги о Лешуконском районе, о деревне Палащелье. Я нашла их на сайте Архангельской библиотеки Добролюбова (там есть сканы в открытом доступе) и отследила моих предков по мужской линии вплоть до XVIII века. Повезло, потому что почти все они далеко не уезжали, жили в одной деревне.

Из того, что я искала сама, дошла пока не очень далеко – примерно до конца XIX века. Чтобы искать самостоятельно, надо сидеть в архивах, на это пока не хватает времени. Я пыталась через районные архивы узнать больше информации, но в основном все данные находятся в Архангельском архиве, справки достаточно дорогие, а лично я не могу их посетить, потому что они работают в то же время, что и я.

Новиков Ефрем Григорьевич, прадед Анастасии Новгородовой. Фото из военного билета

Предки по отцовской линии из Устьянского района, раньше это был Вельский уезд Вологодской губернии. Вологодский архив уже начал выкладывать исповедные ведомости с информацией о составе семьи и возрасте. Там я уже нашла возможных предков – населенный пункт, фамилия и имена детей совпадают. Там две семьи, где были дети Афанасии, а у меня прапрапрадедушка был Афанасий. В какой из этих семей жил наш предок, пока неизвестно. За этой информацией нужно тоже в архив обращаться – все упирается в это, к сожалению.

В процессе поисков мне было интересно узнавать, кем были предки, кем они работали, чем они занимались. У нас в роду в основном все были хлебопашцы, крестьяне, городских жителей не было. Все работали на себя, вся жизнь была в деревне – занимались заготовкой древесины, мелкой торговлей, держали небольшие смолокурни, мельницы. Возможно, какие-то излишки и уходили на продажу, но в основном все для себя.

Почему важно знать свои корни?

Для меня важно знать своих предков, потому что это прежде всего интересно. Мне любопытно, кем они были, где жили, как жили. Когда ты разбираешься в этом все глубже и глубже, то начинаешь понимать, как люди жили, какие семьи были. И, возможно, находишь для себя ответы на вопросы, которыми периодически задаешься.

Недавно я прочитала выписку из судебного протокола ФСБ и узнала, что мой прадед из Палащелья был бакалейщиком – у него была своя лавка до 1930 года. У семьи прадеда был двухэтажный дом: на первом этаже они держали магазинчик, на втором жили сами. Но потом случилась революция, коллективизация, раскулачивание. Прапрадед, который открыл магазин, был уже в возрасте, и его не тронули, а семью брата моей прабабушки разделили и выслали. И только спустя несколько лет разрешили семье объединиться – вот такая трагическая история.

Третьяковы Петр Сергеевич с супругой Агнией Александровной и братом Третьяковым Василием Сергеевич. Предки мужа Анастасии Новгородовой. Фотография Г. К. Лохтина. Великий Устюг, начало XX века

В нашей семье было много таких драматичных моментов – раскулачивания, репрессии. Это очень тяжело воспринимать, когда примеряешь ситуацию на себя: вот ты – человек уже взрослый, своя семья, дети, племянники, и не дай бог с таким столкнуться. Люди были очень стойкие! Они работали, детей воспитывали. Невольно задумываешься о том, что, может быть, в наших условиях не все люди смогли бы так выстоять. Не факт, что психологически я и сама справилась бы. В голове всплывают вопросы: «Получилось бы у меня жить дальше, если бы меня выгнали из собственного дома, без денег, а семью разделили? И вообще, как себя люди тогда чувствовали?»

Насчет своих предков я понимаю, что они могут быть как хорошими, так и не очень. Конечно, я могу идеализировать людей, которых нахожу, не зная всех нюансов их жизни, но я не думаю, что все были идеальны. У всех свои характеры, у всех жизнь по-разному складывалась. Например, моя мама вспоминала, что ее бабушка, у которой репрессировали мужа, была очень строгая, с твердым характером. Я говорю: «Мам, а ведь по-другому было и не выжить, наверное, в те времена». Она осталась одна, с тремя детьми, в деревне, где на тебя все косо смотрят, потому что муж – «враг народа». Очень тяжело было, и естественно, что характеры закалялись и, возможно, были более строгие, чем у нас сейчас.

Я согласна с фразой, что чем больше людей ты открываешь для себя, ищешь, находишь, тем больше кажется, будто эти люди у тебя за спиной. Ты о них знаешь, и от этого становится как-то легче жить: я знаю, что я уже не одна. Я человек верующий, и сейчас в церкви в памятку пишу уже не на определенное количество людей, которых знала раньше, а на гораздо большее количество. Потому что я знаю, что люди, которые жили в то время, были крещеные и ходили в церковь. Эта информация, которая пришла из метрик, из церковного учета.

У каждого свои стимулы поисков. Возможно, в какой-то степени для меня это хобби. Кто-то вышивает, кто-то вяжет, кто-то занимается конным спортом, горными лыжами, а мне нравится искать информацию о предках и делиться ею.

Кто-то из родственников спрашивает периодически, есть ли новости, и я сразу же рассказываю им, если что-то нахожу. Потому что меня распирает от радости: «Как здорово, что я это нашла!» Для меня это целое событие!