Генеалогия История и мы

Погиб, бежал или был расстрелян

Советы эксперта о том, как узнать о судьбах сибирских казаков-белогвардейцев 12.01.2022 7 мин. чтения

Погиб, бежал или был расстрелян

Коллаж Павла Гончарова

Житель сибирского города Минусинска Александр Матвеев пытается узнать что-то о своих прадедах — казаках-белогвардейцах, но не может найти информацию. Familio.media попросил Олесю Гюнтер — историка, генеалога и в прошлом работника госархива — дать рекомендации, как в таких случаях генеалоги-любители могут выстроить поисковую работу.

Консультация с генеалогом

Подробное обсуждение с экспертом-генеалогом вашей ситуации, вариантов ее решения и перспектив дальнейшего изучения истории семьи

Узнать подробности

Казаки и белогвардейцы в Минусинске

Александр Матвеев живет в Минусинске, городе в Красноярском крае. Он работает преподавателем английского и координирует эко-организацию «Зеленый Дом — Минусинск». Его хобби — участие в военно-исторических реконструкциях боев и восстановление военной амуниции прошлого. Изучая историю родного города периода революции и Гражданской войны 1917-1922 годов, Александр заинтересовался и своей семейной историей. Два его прадеда были казаками и воевали за Белую армию во время Гражданской войны.

Казаки начали добровольно заселять Сибирь с конца XVI века. В начале XVIII века на территории Минусинской котловины основали Абаканский казачий острог, а в 1718 году — Саянский острог. Оттуда казаки начали переезжать в деревни региона. В 1739 году  было образовано село Минусинское, в котором стали жить крестьяне Ирбинского железоделательного завода и казаки. По данным переписи населения 1897 года, в Енисейской губернии проживало 570 тысяч человек. Подавляющее большинство из них было крестьянами (к ним же, считают исследователи, могли причислять себя и казаки, жившие в селах). Войсковых казаков среди жителей губернии было восемь тысяч.

«Казаки изначально были военными и разделяли государственные ценности, поэтому во время революции 1917 года и Гражданской войны они не пошли за большевиками, а были активными участниками контрреволюционного движения. Сибирские казаки сначала выжидали, не начинали сопротивления, потому что не видели негативных действий со стороны большевиков по отношению к себе. Только в тот момент, когда красноярское казачество начали разоружать, его члены не подчинились приказу, и глава движения в Красноярском крае атаман Бологов вывел их из города».

Александр Матвеев

Прадеды Александра — и по материнской, и по отцовской стороне — были казаками и участвовали в Белом движении. Иван Демин, прадед со стороны отца, до начала Гражданской войны жил в станице Каратузская в ста километрах от Минусинска вместе с женой и сыном (прабабушкой и дедом Александра). Иван Демин погиб, сражаясь на стороне белых, а его жену и сына отправили на рудник в Артемовск. Позже вдова вновь вышла замуж и переехала с семьей на Алтай. Там дед Александра вырос, уехал работать в автоколонну в Минусинск — и оказался рядом со своей родиной.

Артемий Ефимович Песегов, прадед Александра со стороны матери, и его родственники жили в 250 километрах от Минусинска в станице Камчатской. «Там половина села были Песеговы», — говорит Александр. Артемий Песегов был белогвардейцем, прошел Гражданскую войну. Позже он заболел и умер — больше о нем родственникам Александра ничего не известно.

Как найти информацию о предке-участнике Первой мировой войны?

Подборка баз данных о героях, беженцах, пленных и служащих Российской империи

Читать

Прадед погиб в Гражданскую войну, и его нет в списках военнопленных и репрессированных. Что делать?

Александр не может найти информацию о своем прадеде со стороны отца, Иване Демине. «Я изучал списки военнопленных белогвардейцев. Они составлялись не сразу, а уже в 1920-21 годах, поэтому он мог просто не попасть в них. В списках репрессированных его тоже нет», — рассказывает Александр. Тетя, которая рассказывала Александру все, что знала о судьбе прадеда, считает, что его могли расстрелять и оставить в траншеях минусинского леса, — но это лишь предположение.

Рекомендации Олеси Гюнтер:

При составлении родословной стоит ориентироваться не только на факт расстрела, но и на этапы жизненного пути человека, которые могут найти отражение в архивных документах. Например, факты рождения, браков, смерти как самого человека, так и членов его семьи. Также можно узнать сведения о его служебной и профессиональной деятельности, об условиях его прибытия на территорию региона (ссылка, переселение) и многое другое.

Поисковая работа начинается с определения архива, по фондам которого будет проводиться исследование. В случае Александра это Государственный архив Красноярского края и Минусинский городской архив. Следующий важный этап исследования — определить церковный приход (в зависимости от конфессии предка) и административно-территориальные единицы (волость и уезд), поскольку до революции деление было совершенно иным. Информацию об этом можно найти в краеведческой литературе. Лишь после этого можно определить круг архивных фондов и документов, в которых может содержаться биографическая информация о человеке.

Одним из самых важных источников для изучения родословной являются метрические книги (до революции функции ЗАГС выполняла церковь) — в них отражены сведения о браках, рождениях, смертях (в том числе и факт расстрела) и причинах смертей. Изучая метрические книги, постепенно можно полностью восстановить состав семьи. Большая часть метрик по территории Енисейской губернии сосредоточена в Госархиве Красноярского края, другая часть распылена по районным архивам. В ГАКК метрики сейчас полностью оцифрованы и доступны в интернете. Они находятся в фондах отдельных церквей, духовных консисторий, фонде ЗАГС.

Менее информативны, чем метрические книги, но тоже интересны для изучения и другие документы. Исповедные росписи: в них фиксировалось все население прихода, которое бывало на исповедях. Страховые ведомости: до революции пожары случались часто, поэтому многие страховали имущество. В этих документах можно отыскать сведения о членах семьи, имуществе и его стоимости. Страховые ведомости сконцентрированы в крестьянском отделении фонда Енисейского губернского правления (фонд 595, опись 28, 29, 30, 32, 46, 53).

Прадед прошел Гражданскую войну, воевал на стороне белых и застал образование Советского Союза. Как найти информацию о нем?

Артемий Ефимович Песегов и другие родственники Александра Матвеева по маминой стороне жили в 250 километрах от Минусинска в станице Камчатской. Прадед пережил Гражданскую войну — он застал образование Советского Союза и умер от болезни до того, как начались репрессии 1937-38 годов. Старшие родственники Александра не знают подробностей судьбы Артемия Песегова.

Рекомендации Олеси Гюнтер:

Если исследователь владеет информацией о месте жительства или прибытия предка, то большую помощь в исследовании окажут фонды местных органов власти — волостных правлений или отдельных станиц, если речь идет о казаках. Например, в ГАКК есть фонд №153 «Енисейский казачий полк станицы Соленоозерной и Камчатской». В последней как раз жил прадед Александра Матвеева по линии матери Артемий Ефимович Песегов.

Небольшой, но очень ценный объем информации о казаческом населении и службе в частях Белой армии содержится в фондах советского периода, особенно первых лет советской власти. Например, в фондах губернского и уездных отделений народной милиции сохранились следующие документы: списки воинов, наблюдательные дела за белогвардейцами и их семьями, уголовные и следственные дела (наиболее содержателен фонд Р-741, Управление Красноярской городской советской рабоче-крестьянской милиции).

Полезными источниками могут быть документы фондов органов власти. Самый крупный — фонд Енисейского губернского исполкома (ГАКК, Р-49), Губернского революционного комитета (ГАКК, Р-53), Губернского народного комиссариата исполкома (ГАКК, Р-1814). В них есть общая информация о Белом движении, порой можно встретить отдельные личные дела.

Информацию об участниках Белого движения можно найти и в фондах судебных учреждений, например, губернского (Р-12) и уездных судов, фондах народных судей. Наиболее содержательный фонд «Енисейский губернский трибунал» (ГАКК, фонд Р-448), поскольку трибунал занимался судом и досудебным следствием именно политических преступлений.

Стоит обратить внимание и на фонды частей особого назначения. Они сформированы по губернии в целом и по отдельным уездам. Наиболее содержательный из них — фонд Р-1697 (Губернский штаб ЧОН).

В поисковой работе можно использовать документы не только ГАКК или муниципальных архивов, но и документы ведомственных архивов. Например, военкоматов, ФСБ, ГУВД — эти организации не сдают документы в систему государственных и муниципальных архивов. Сложность для исследователя заключается в том, что эти архивы непубличные, поэтому они не выдают дела пользователям. Информация, содержащаяся в их документах, предназначена для служебного использования. Однако, если доказать степень родства и оформить официальный запрос, можно получить архивную справку или выписку.

Коллаж Павла Гончарова

Правда ли, что у белогвардейцев мало потомков, а в архивах нет документов времен Гражданской войны?

Александр считает, что за годы советской власти история Гражданской войны, затронувшей Минусинск и всю Сибирь, была утрачена: «Улицы у нас названы в честь большевиков, а в музеях до сих пор отмечается дата освобождения Минусинска от колчаковцев — выходит, что город празднует освобождение от местных жителей». 

Массовые расстрелы начались рядом с Минусинском еще в 1920-е годы, а репрессии 1937-38 годов были самыми жестокими. Под Минусинск свозили людей со всего юга региона. Рядом с городом есть место, где, по данным Минусинского краеведческого музея, может быть массово захоронено от четырех до восьми тысяч человек. «Их ставили в траншею, включали дизельный агрегатор, чтобы заглушить звуки выстрелов, — и из пулемета расстреливали, — рассказывает Александр. — В лесу на месте, где проводились репрессии, стоит камень — и это официальный памятник. Единицы жителей города знают о том, что в этих траншеях».

По словам Александра, больше людей могло бы знать о сражениях и расстрелах, если бы их семьи сохраняли память о родных, участвовавших в тех событиях. «Белых либо уничтожили, либо они ушли отсюда — и вместе с собой унесли историю. Потомков белых — тех людей, кто мог бы обратиться к семейной истории, — в Минусинске очень мало».

Рекомендации Олеси Гюнтер:

По моим наблюдениям, интерес у жителей Красноярского края к историям предков-белогвардейцев есть — среди многих исследователей-любителей есть те, кто  в той или иной мере имеет казаческие корни. Казаки были пришлым населением, жили они разрозненно: заселяли деревни и станицы, смешиваясь с крестьянами и инородцами, коренным населением Сибири. Сибирское казачество не было столь монолитным, как, например, донское. На территории Енисейской губернии не было ожесточенных боев в период Гражданской войны, поэтому казачество не выступало против советской власти слишком активно.

К документам времен Гражданской войны государство практически полностью открыло доступ, потому что все сроки давности уже прошли. По закону есть только три причины ограничивать исследователя в доступе к документам: государственная тайна (30 лет), тайна личной жизни (75 лет) и плохая сохранность документов. Однако не все документы сохранились. Революции, Гражданская война, сложные условия восстановления страны в 1920-е годы. Порой имело место и осознанное уничтожение документов. В 1920-30-е годы по всей стране проходили так называемые «макулатурные кампании», когда под предлогом нехватки макулатуры был определен круг документов и архивных фондов, неинтересных для истории. Сюда попали все досоветские документы и документы, хоть как-то компрометирующие советскую власть. Тогда власть пыталась скрыть информацию. Сейчас по закону все документы до 1922 года уничтожать запрещено.