История и мы

Рекрутчина: кого и как отбирали в солдаты

Историк Максим Оленев рассказывает о народной «бедушке великой» 20.01.2021 4 мин. чтения
эксперт
дизайнер

Рекрутчина: кого и как отбирали в солдаты

Коллаж Павла Гончарова, использована картина Ильи Репина «Проводы новобранца»

Рекрутчина, существовавшая в Российской империи около 170 лет (с начала XVIII века и по 1874 год), была крайне тяжелой для народа повинностью. Весть о наборе приводила тех, кого она касалась, в отчаяние и уныние. Родственники и близкие на проводах оплакивали рекрут горькими слезами. Историк-генеалог и краевед Максим Оленев рассказывает, кого и как отбирали в солдаты.

Служба как наказание

Солдатская служба была настолько тяжела и сурова, а положение солдата считалось столь ужасным и безотрадным, что закон допускал отдачу в солдаты в виде наказания за преступления — вместо ссылки на поселение.

Холодом обдавал лишь один вид рекрутского присутствия (административные комиссии, занимавшиеся набором рекрутов. — Прим. ред.), страх и ужас наводил он и на самого рекрута, и на  всю семью будущего солдата — и нет ничего удивительного, что отцы, матери и жены оплакивали своих сыновей и мужей, сдаваемых в рекруты, как заживо похороненных. Оплакивали не только долгую разлуку с близким человеком, но и будущего мученика, которому предстоит длинный, страдальческий путь отупляющей жизни.

Тяжелая система рекрутчины нашла отражение в народных песнях, рассказах, присловьях. Крестьянин смотрел на солдатство как на несчастье, которое может разогнать, разорить какую угодно семью:

В мужика было богатого,

Да и было три сына хорошие

Ох, и вышло на них несчастьице,

Что большое несчастьице, бедушка великая,

Что и вышла на них рекрутчина…

Кого и как отбирали в солдаты

В 1831 году был принят Рекрутский устав. В нем были описаны правила, которые определяли «семейство, из коего определено взять рекрута в предстоящий набор»:

1) Если в семействе есть женатые и холостые, то из них предпочтительно отдаются в рекруты холостые. Из холостых старшие летами отдаются прежде младших, но не запрещается младшему идти охотой за старшего.

2) Если в семействе все женаты, то отдаются сперва бездетные. И здесь старшие летами отдаются прежде младших, но не запрещается младшему идти охотой за старшего.

3) Если в семействе все женаты и притом имеют детей, то из них отдаются в рекруты: а) по воле отца или матери, а за недостатком их, б) по добровольному согласию, или в) по жеребью.Независимо от правила, в предшествующих пунктах означенного, предоставляется родителям, по наступлении очереди семейной: а) отдавать в рекруты женатых сыновей, если они бездетны, прежде холостых, или младшего прежде старшего, и б) давать всем сыновьям

жеребей

ПСЗРИ. 1834 год. Т. 6. отд. 1. с. 517. №4677; Свод законов Российской империи, повелением Государя Императора Николая Первого составленный. Издание 1857 года. Том IV. Уставы о повинностях. СПб, 1857.

».

Семьи отдавали в рекруты младших

«Народным ответом» на жесткую систему наборов была отправка в армию младших сыновей:

Кому ж, детушки, идти во солдатушки?

Что и старшего сына жаль отдать,

А середнего и не хочется

Что меньшой-то сын –

Тот в разум не вошел…

Об этом, например, повествует история одного из моих далеких предков, Ивана Урвановича Жидкова. Он родился 15 апреля 1800 года в семье крестьян села Мурмина Рязанского уезда Рязанской губернии Урвана Иванова и Ирины Антоновой и был крещен в православие в Троицкой церкви того же числа. Согласно материалам VI ревизии 1816 года, И.У. Жидков был отдан в рекруты в 1815 году.

Он был третьим сыном в семье: старшему, Трофиму, было около 22-х лет, среднему, Федору, около двадцати. Ивану же едва исполнилось пятнадцать. Все трое были женаты. Детей, правда, не было ни у кого.

Иван женился совсем недавно, в июне. Его избранницей стала 15-летняя сельская девушка Федосья Федорова. А спустя три месяца, 27 сентября 1815 года, Высочайшим Манифестом был объявлен рекрутский набор, который предписывалось провести «в тех губерниях, где составлено было ополчение», «дабы уравнялись в сей повинности с теми, которые вместо ополчений отправляли во все наборы рекрутскую

повинность

ПСЗРИ. Том 33 (1815-1816). №25955. С. 294.

».

Почему именно Ивану выпала доля идти служить? Мы можем догадываться: родители были живы, и, мне кажется, что именно на семейном совете было принято решение, что служить пойдет младший — возможно, что и «охотником» (добровольцем).

Как пытались избежать службы

Об эту бедушку — солдатство — разбивалась какая угодно удаль. Тоска и печаль заставляла раздобрых молодцев плакать и обращаться к своим близким со скорбью. Однако слезами горю помочь было нельзя — необходимо было действовать. Поэтому первым и наиглавнейшим средством ухода от рекрутчины был побег. Переждать набор бегали тогда, кто куда мог: кто в леса, кто в монастыри к знакомым старцам, но нигде добрый молодец не был в безопасности.

Обижают его, сиротинушку, злые люди,

Что и ловят его, сиротинушку, ловят во солдаты…

Крестьяне, видя, что не всегда отбегаешься, пытались обойти солдатчину канцелярским порядком. Если в одну ревизскую сказку была записана большая семья, значит, рекрут непременно последует. Подкупом одну семью разбивали на бумаге на две небольшие — из малых рекрут не брали. Однако контроль за такими делами был строгий: власти прознают и укажут «самовольный раздел».

Рекрутские наборы происходили обыкновенно около Рождества Христова. По объявлении набора крестьянские и мещанские общества определяли, кто именно стоит на очереди — кому в этом году идти в солдаты, какой семье поставить рекрута. Очередник при этом всегда мог избавиться от  рекрутчины, наняв за себя охотника, или же еще проще — заплатив в казну определенную сумму денег, то есть купив так называемую зачетную рекрутскую квитанцию. Всякий человек с мало-мальским достатком пользовался этим предоставленным ему по закону правом: нанимал за себя «охотника» или покупал квитанцию и, таким образом, сам уже навсегда освобождался от солдатчины.

Сдачей в рекруты распоряжалось само общество — и много тут значила приязнь, знакомство, кумовство, ради которого мирские люди часто кривили душой. Нередки были случаи, когда бедные и беспомощные люди, совсем не стоящие на очереди, сдавались в рекруты только потому, что у них не было никого, кто мог бы за них заступиться.