Интервью

«Узнав больше о предках, я понял, откуда во мне силы и творческий потенциал»

Митя Кузнецов о том, как преобразовать облик города, изучить родословную по фотографиям и победить в конкурсе «Семья года» 30.08.2021 3 мин. чтения

«Узнав больше о предках, я понял, откуда во мне силы и творческий потенциал»

Фото из семейного архива Кузнецовых

Вывески как наглядный пример культурного кода

За три года благодаря идее и работе Мити Кузнецова в Рыбинске на зданиях появилось 90 новых вывесок «на старый манер», оформленных в стиле начала двадцатого века, что кардинально повлияло на городское пространство. Рыбинск превратился в первый и единственный в России музей живой старинной вывески под открытым небом, в который влился даже сетевой магазин.

«Вывески — очень наглядный пример русского кода, заложенного в нашей культуре и истории. Это не о национальности, а о понимании своей страны, своей родины. И я хочу показать этот код всем. Вывески позволяют сделать это без объяснений», — говорит Митя Кузнецов.

Рыбинский проект подхватили в Ярославской области и на Урале. Только что Митя закончил разработку дизайн-кода для уральского города Ирбит под Екатеринбургом в Свердловской области. Этот старинный купеческий город славился ярмаркой, которая до революции по своему обороту была на втором месте после нижегородской. Через Ирбит проходил великий чайный путь из Китая в Европу. В городе сохранилась купеческая застройка, и мэрия Ирбита решила преобразить его с помощью старинных вывесок. А в Ярославской области новое оформление стараниями Мити Кузнецова и его соратницы по проекту художницы Нины Матвеевой появится в селе Вятском. 

«Мы начали составлять родословное древо, рассматривая фотографии»

Митя как родился в Рыбинске в 1971 году, так и живет в нем. Он — профессиональный музыкант, играет на флейте, колесной лире, гуслях, гобое, акустической гитаре, китайской флейте… список можно продолжать. Его стихия — фолк, этно, фолк-рок, нью-эйдж. Митя выпустил более пятнадцати сольных и сборных альбомов как исполнитель и композитор, выступал в Европе и США, написал музыку к нескольким документальным фильмам и регулярно устраивает в Рыбинске концерты фольклорной музыки «Усадебники», на которые приезжают музыканты со всей России и мира.

В этом августе Митя и его жена Анна, которая как вокалист участвует почти во всех проектах мужа, отмечают двадцатилетие брака. В семье трое детей — Мария, Павел и Савва, которые тоже иногда выходят на сцену.

В прошлом году семья Кузнецовых стала победителем во всероссийском конкурсе «Семья года» в номинации «Семья — хранитель традиций». Когда Кузнецовы начали готовиться к участию в конкурсе, они впервые, по большому счету, обратились к семейной истории.

«Я увлекаюсь фотографией, — рассказывает Митя. — Всю жизнь собираю разные снимки, фотографирую сам и к архивам отношусь очень трепетно. С этого мы и начали изучать нашу родословную: у Ани богатая коллекция старинных фотографий ее предков. И вот, пытаясь подписать все фотографии, мы приступили к  составлению нашего древа». Фотографии из семейного архива Кузнецовых не были подписаны. Митя и Анна расспрашивали своих мам и тетушек, искали и рисовали связи. 

«С этого момента мы стали уже осознанно понимать, кто есть кто, по чьей линии, кто кому кем приходится, кто к какому колену относится… У меня определили предков до пятого колена, у Ани — до шестого колена. Самое главное, что детям это очень понравилось, они говорили: “Без нас не делайте ничего, мы с вами!”» — вспоминает Митя.

Позже семья съездила под Ярославль — на кладбище, где похоронены предки Анны. «Мы приехали туда и, наконец, узнали точные даты рождения и смерти родственников, — рассказывает Митя. — До этого данные некоторых из них были вписаны в наше древо приблизительно. А когда побывали на кладбище, узнали все и занесли в родословную, все систематизировали. И сейчас продолжаем обновлять древо, если находим новую информацию».

«Чувствую, что мои силы — от предков»

«Среди моих предков есть инженер, кузнец. Дедушка был директором Рыбинского хлебозавода — я помню, как приходил к нему на работу и пил чай с булочкой. В моем роду было много начальников. А в Анином роду — служащие, военные, учителя.

Один из моих родственников работал на известной в России фабрике промышленника Журавлева — он начал простым служащим и дослужился до главного бухгалтера. Женился потом на девушке из состоятельной семьи. У нас есть легенда, что сам фабрикант Журавлев ему эту девушку и сосватал, и на свадьбе гулял».

Митя говорит, что, узнав больше о предках, он понял, откуда у него творческий потенциал и силы. «Я всегда нахожусь в гуще событий, придумываю что-то новое, инициирую, продвигаю. Я твердо убежден, что начал не с чистого листа. У меня, видимо, есть предрасположенность — гены “толкают” к активной работе». Стремление к творчеству Митя связывает с маминой линией. «У мамы красивый голос, у бабушки было глубокое контральто. Мама играла в театральном кружке, но профессионально никто из них не реализовался».

Митя считает, что масштабы его проектов уже шире работы, которой занимались его дед и отец. «Они работали в масштабе города, а я оперирую не только городскими, но и международными музыкальными проектами. И даже городской проект с вывесками вышел за рамки Рыбинска и стал российским. Чтобы осуществить такой урбанистический проект, потребовалось убедить городское руководство, внести определенные законопроекты, учесть архитектурные и градостроительные особенности, состыковать множество людей.

Я как должное принял то, что мои предки в большинстве своем были начальниками, руководителями, лидерами. И это знание и ощущение, что за мной — целый род,  добавляет мне уверенности, что я на правильном пути, делаю именно то, что надо. Я вкладываю свою энергию и создаю культурные миры, чтобы делиться ими с людьми».