Жизнь сегодня

Как делают валенки-самокатки

Мастер-катовал о своем ремесле 30.12.2020 5 мин. чтения

Как делают валенки-самокатки

Катовал Рафаил Газимзянов в своей мастерской

Валенки в прошлом были большой ценностью — не каждый крестьянин мог их себе позволить. Их вручную катали в бане, «по-грязному» — процесс был долгим и кропотливым. Сейчас валенки производят на фабриках, но в небольших городках остались и мастера-катовалы, которые продолжают традиции. Рафаил Газимзянов из Воткинска рассказал Familio.media о том, как дед научил его катать валенки и о том, как устроено это ремесло.

Как я стал катовалом

Валенки меня научил катать мой дед в 90-е годы. Ситуация с деньгами тогда была тяжелая, и дед сказал: «Научишься валенки делать, будешь зарабатывать». Вот с тех пор и катаю.

Наша семья всегда делала валенки. Мы даже не знаем, когда это у нас зародилось. Я спрашивал деда: «С какого возраста ты этим занимаешься?» — а он отвечал, что даже не помнит точно — всю жизнь. Его научил отец, а отца — его отец. Так и сохранялось ремесло из поколения в поколение. Вот и дед, как начал в юности катать, так и катал до самой старости, а потом передал это мастерство мне.

Валенки, которые скатал Рафаил

В первое время, месяца два, у меня было много брака, но постепенно освоил ремесло и стало получаться все лучше и лучше. Как начал сам продавать валенки на рынке, так сразу стал хорошо их катать. Потому что покупатель — главный оценщик твоего товара, он быстро учит. Если что-то не так, товар просто не купят, вот и пришлось катать лучше.

Сейчас на рынке я уже не стою — заказы забирают из дома. И новые технологии помогают — иногда продаем в интернете через объявления. Но в основном люди просто узнают через «сарафанное радио», что я катаю, и обращаются напрямую.

Катовал — это мастер по изготовлению валяной обуви. Катовалить — значит валять валенки.
«Словарь русских народных говоров» (1965 г.), который содержит диалектные слова из разных регионов России за XIX – XX века

Шерсть, раритетные весы и колотушки

Когда я только начинал заниматься валенками, не всегда получалось «договориться» с шерстью. Каждая шерсть по-разному ведет себя: одна не садится, другая не катается, расползается клочками. Пришлось подстраиваться, научиться «чувствовать» полотно.

Для валенок шерсть покупается обязательно с осенней стрижки овец. Самый лучший материал — от самых простых овец старых пород. А шерсть современных тонкорунных пород для валенок не годится — только на пряжу. Обычно мы берем шерсть романовских овец в Кукморе. Ее там чистят и обрабатывают на шерстобитной машине. Раньше мы ездили по деревням, узнавали, где есть шерсть на продажу. Покупали ее в мешках, дома чистили и потом отвозили в Ижевск на шерстобитку.

Катаю валенки я так. Сначала отмеряю на весах, сколько шерсти нужно, — объем зависит от размера валенка. Затем из шерстяного полотна начинаю формировать заготовку. Выкладываю выкройку по форме будущего валенка.

Начинаю валять заготовку. У шерсти есть мелкие волосяные чешуйки, которые цепляются друг за друга, структура уплотняется и шерсть скатывается.

Макаю заготовку в воду и начинаю «садить» теми же самыми движениями — мну и усаживаю шерсть. Эту заготовку называют «сырец».

С помощью приспособлений — деревянных колодок — формирую размер валенка. Выкройку валенка надеваю на эту деревяшку, и в зависимости от колодки получается тот или иной размер. Эти колодки мне достались от деда, его уже давно нет, а они еще служат.

Продолжаю «садить» валенок с помощью приспособлений, стучу по нему колотушкой, отбиваю, пока из начальной большой заготовки не сформируется плотный валенок нужного размера. Шерсть в итоге скатывается и уплотняется.

Весь процесс у меня занимает в среднем два часа, но все зависит от самой шерсти и от размера. Сейчас все же технология немного изменилась. Раньше катали в бане и только руками, а сейчас есть кое-какие приспособления — например, баклушка нужна для придания формы носку. Ее помещают внутрь валенка.

И все, ставлю на сушку. Сохнут валенки на все тех же деревянных колодках — для формы. Ставлю их на батарею в сушилке, сверху накрываю решеткой — и через сутки уже они готовы.

Почему люди покупают валенки

Валенки бывают для улицы и для дома, короткие и до колена, на детей и взрослых. Многие обращаются ко мне за валенками, потому что знают, что овечья шерсть полезна для здоровья. Если носить валенки на босую ногу, то кровообращение улучшается. Так что это лечебная обувь, и ее часто берут люди, у которых проблемы с ногами.

Обычно валенки заказывают в ноябре и декабре, когда начинаются морозы. Они выдерживают сильный минус, до –40 градусов точно. Чем толще валенки, тем они лучше держат тепло. Ноги в них вообще не мерзнут — даже если они намокнут, при ходьбе не замерзнешь. Это свойство шерсти.

Служат валенки по-разному: кто-то носит активно и заказывает каждый сезон, а кто-то — раз в несколько лет. Даже если материал начал протираться, его можно подлатать, сейчас это в любой обувной мастерской делают.

На фабричном производстве к подошве приклеивают резину, чтобы валенки дольше служили и не промокали. Недалеко от нас крупное производство есть на Кукморской катовальне. Недавно я был там, посмотрел их продукцию — прекрасная обувь. Раньше фабричные валенки были грубые, а сейчас делают очень хорошие. Я не считаю себя их конкурентом — у них работа есть и у меня есть.

Есть ли у валенок будущее

Конечно, не так, как раньше, но валенки до сих пор берут. Сейчас много хорошей современной обуви, так что они уходят в прошлое. В том же Кукморе мастера-катовалы уже забрасывают свое дело. По Татарстану все еще катают, но люди уже не покупают их так массово, как раньше, поэтому чисто экономически это неинтересно.

В нашем городе Воткинске я вот один остался. Молодые не хотят катать, а старые уже и не могут. Это все-таки тяжелый труд. Мои сыновья тоже пока не заинтересовались. Может, жизнь заставит, а так — зачем?

Я думаю, рано или поздно люди перестанут их носить. Может, единичные покупатели останутся. Но сама технология не исчезнет — если не я буду катать, так другие. Ничего не стоит на месте, все меняется, развивается. Все-таки жизнь становится лучше.