Генеалогия Интервью

Невидимое наследие

Как передается из поколения в поколение отношение к людям, жизни и самому себе 12.01.2021 5 мин. чтения
иллюстратор

Невидимое наследие

Иллюстрация Владимира Сюзева

Психогенеалогия помогает лучше узнать себя через историю нескольких поколений своей семьи. Вместе с Натэлой Ханелия и Дарьей Головановой, психотерапевтами и основательницами портала Re_generation, рассказываем, как работает этот психотерапевтический метод.

Что такое психогенеалогия?

Психогенеалогия — в первую очередь метод психотерапевтической работы. Этот подход предполагает, что каждый человек носит в себе семейное наследие. Оно влияет на выборы, которые человек делает в жизни, на его социальный статус, интересы, отношения с людьми, деньгами, здоровьем и многим другим. Передаваться могут и эмоциональные реакции и состояния, связанные с психологическими травмами предков. История семьи порой заставляет человека повторять разрушительные семейные сценарии. Или, наоборот, помогает ему быть устойчивым, эмоционально стабильным и независимым. При этом человек, который испытывает на себе влияние родственников из прошлого и их историй, не обязательно лично знает этих родных.

Бывает, что опыт предков отзывается необъяснимой тревогой у потомков. Например, в годовщину болезненного развода прабабушки правнучка ощущает себя особенно одинокой, отверженной и всеми обманутой, не зная о сложном разрыве своей родственницы и не понимая причины такого состояния. Случается, что этот опыт становится смутным воспоминанием о том, чего с человеком не происходило. Так дети жертв Холокоста вспоминали и видели в своих снах концентрационные лагеря, в которых никогда не бывали.

С помощью разных техник психотерапевты помогают клиенту обнаружить семейные сценарии, поколенческие травмы и способы взаимодействия с миром, доставшиеся ему от предков. В такой работе человек находит закономерности в жизни семьи, учится отделять себя от истории родных и выстраивать жизнь, опираясь на свой личный опыт.

Есть специалисты, которые работают исключительно в этом подходе, — их больше в Европе и США. В России же элементы психогенеалогии могут включать в работу психотерапевты, обучившиеся специальным техникам. Чаще всего это направление соседствует с психодинамическим, психодраматическим и системно-семейным подходами, но может встречаться и у специалистов других направлений.

Как из поколения в поколение могут передаваться эмоции, отношение к людям и последствия травмы?

Есть несколько путей. Самый простой и понятный — устная передача. Так из поколения в поколения могут следовать послания, традиции, мифы, представления о том, что нужно поступать определенным образом (например, всегда экономить в ущерб себе или не доверять людям противоположного пола). Дети слышат эти семейные правила и нормы от старших родственников и усваивают их, продолжая ими руководствоваться во взрослой жизни.

С точки зрения психоанализа, передача может происходить и бессознательно, невербально. Тогда наследники таких переживаний или событий ощущают их как нечто необъяснимое и чужеродное. Часто это травматический опыт — опыт экстремального эмоционального переживания, — который не был переработан предком и потому передался его потомкам. Например, члены семей, где в прошлом были без вести пропавшие, контролируют перемещения друг друга, чутко следят за тем, где находятся родные, и испытывают тревогу по поводу возможной утраты близкого человека.

Члены семьи в настоящем могут даже не знать о первоначальном событии, но ощущать его влияние. Например, в определенные даты попадать в похожие ситуации. Одна из родоначальниц трансгенерационного подхода Анн Анселин Шутценбергер называла повторяемые в определенный период чувства или события «синдромом годовщины».

Как может событие повторяться у разных поколений одной семьи?

Между поколениями могут передаваться события, факты биографии, жизненные этапы, повторяясь у потомков вплоть до даты и конкретных деталей. Часто эти случаи связаны с браком, болезнью, рождением детей, тяжелыми периодами — любыми значимыми для предков событиями.

У Шутценбергер в практике было много случаев, подтверждающих этот феномен. Например, такой: в первый день первого класса клиент вез сына в школу, и они попали в автомобильную аварию. Оказалось, что то же самое случилось в детстве с его дедом и с ним самим — событие повторялось в один и тот же период (первый день первого класса) в трех поколениях. Во время работы с клиентом Шутценбергер удалось выяснить, что, будучи ребенком, прадед клиента хотел закончить школу, но вместо этого был вынужден работать пастухом, чтобы помочь семье выжить в межвоенный период. Размышляя над повторяющимися событиями, мужчина и психотерапевт предположили, что отсутствие возможности учиться у его прадеда вызвало глубокие и сложные переживания. Эти чувства сказались на всех мальчиках в роду, напоминая о себе аварией, повторяющейся в одно и то же время по дороге в школу.

Метафорически выражаясь, «синдром годовщины» — это событие, которое хочет быть завершенным и прожитым в следующих поколениях. Когда оно случилось, у предков не было возможности справиться с этим опытом, пережить его безопасно для себя. Поэтому оно повторяется, становясь частью жизни потомков.

С историческими катаклизмами бывает так же?

Да. Вообще интерес к семейной истории, которая сказывается на следующих поколениях, начался с потомков жертв Холокоста. Психологи и психотерапевты обратили внимание на то, что дети и внуки побывавших в лагерях видят во сне нечеловеческие условия, в которых оказывались их родные. Исследование этой темы показало, что трагические исторические события могут сказываться на людях и спустя десятилетия. В следующих поколениях непроработанные травмы нередко проявляются безосновательной тревогой и страхами, негативными переживаниями, телесными симптомами — вроде необъяснимого голода или сильного напряжения в мышцах.

Для психогенеалогии важно, как именно предки переживали исторические события и катастрофы. Если этот опыт принят и переработан, то он не проявится негативными переживаниями в следующих поколениях. Может статься, что голод в СССР тридцатых годов сильно повлиял на жизни старшего поколения, но они справились с этим. А если кто-то из семьи пережил личное горе и не смог с ним разобраться, потомки ощущают отголоски этого события спустя десятилетия.

В двадцатом веке в России происходили десятки катаклизмов, которые сказались на миллионах людей: революция и Гражданская война, Голодомор и репрессии, Вторая мировая война, военные конфликты второй половины века. Каждый из них мог оставить след на потомках. Могут ли события прошлого проявиться тревожным отношением к еде, унаследованным от голодавших предков, или страхом перед политическими изменениями, которые разрушат привычный уклад жизни,  — пока эта тема в России исследована недостаточно, психотерапевты высказывают предположения, опираясь только на свою практику.

Психогенеалогия внимательна к историческому контексту, в котором жили предки. Это учитывается и в психотерапевтической работе, и при составлении генограммы (или геносоциограммы) — схемы, на которой обозначается история семьи.

Геносоциограмма — то же самое, что генеалогическое древо?

Внешне они похожи. Однако в генеалогическом древе восстанавливают фактическую историю семьи. Цель его составления — зафиксировать родственные связи в нескольких поколениях, а работа над ним нередко проходит в архивах.

В геносоциограмме тоже выстраиваются родственные связи. Но при ее составлении важны как реальные факты, так и мысли, чувства и фантазии составителя относительно истории семьи. Специальные символы в геносоциограмме указывают на то, какими были отношения между родными, а текст рядом с именем родного — на события: переезжал ли кто-то, случались ли в семье несчастные случаи, тяжелые болезни и другие значимые эпизоды. Порой геносоциограмма отвечает на конкретный вопрос клиента: например, об отношении к деньгам, браку, профессии или здоровью.

Все это становится материалом для психологического анализа, а для клиента эта практика сама по себе может оказаться терапевтической. В процессе составления геносоциограммы обнаруживаются незаметные закономерности личных историй, семейные сценарии и секреты, «синдромы годовщины» и фантазии самого человека о родных.

Но зачем вообще нам психогенеалогия, геносоциограммы и знание о сложностях в прошлом нашей семьи?

Чтобы лучше знать себя и понимать свои чувства, становиться эмоционально стабильнее. Нередко семейная история так крепко опутывает человека, что ему трудно принимать решения, отделять собственные эмоции от унаследованных, выбираться из сценариев, повторяемых родными. Психогенеалогия помогает реконструировать то, что сегодня влияет на человека, и переработать тяжелый опыт в точки роста и внутренней опоры.

За спиной каждого стоят десятки родных, проживших целые жизни. Их достижения, интересы, отношение друг к другу, традиции — часть опыта любого человека. Психогенеалогия помогает освоить это наследие, ощутить связь с далекими предками и обрести свободу распоряжаться своей жизнью независимо от опыта родных.