Генеалогия Интервью

О чем может рассказать адресная книга

Как узнать адресата открытки, не обращаясь в архивы 10.08.2022 6 мин. чтения

О чем может рассказать адресная книга

Никита Кузнецов-Липецкий, журналист и аспирант-историк, нашел, как объединить свои два профессиональных направления воедино и стал экспертом-генеалогом сервиса Familio. По его признанию, журналистские навыки помогают ему в поисках объективной информации – ведь у любой новости должно быть как минимум два, а лучше три независимых источника информации, чтобы добиться объективности. А поиски таких источников в исторических документах и умение сопоставлять большие объемы данных – это уже из опыта работы со свидетельствами прошлого.

Генеалогическое исследование

Найдем всю доступную информацию о ваших предках от 1990 рублей

Узнать подробности

Недавно Никита сумел раскопать романтическую генеалогическую историю начала XX века, пользуясь только что открытыми источниками в интернете, и делится тем, как ему удалось сделать это.

Открытка в лагерь для военнопленных

Однажды Никите попала в руки открытка, найденная, скорее всего, в Лондоне на блошином рынке. Адрес назначения – солдатский лагерь военнопленных в Германии, Lager Guben времен Первой мировой войны. Адресат – «г. Сергеев». Маловато исходной информации для поисков господина Сергеева…

Зато об отправителе данных значительно больше. Написала и отправила открытку Екатерина Сергеевна Смирнова из Москвы. Но что это дает исследователю?

«Как можно сегодня найти человека, жившего больше ста лет назад? Соцсетей, по которым довольно легко это сделать сейчас, тогда не было. Зато все активно писали письма друг другу. И существовали так называемые «Адрес-календари» и «Памятные книжки» – справочники с фамилиями и адресами. Такие издания начала XX века по Москве и Московской губернии оцифрованы. Поэтому для начала я проверил автора открытки, Екатерину Сергеевну Смирнову, по справочникам жителей «Вся Москва» за военные 1914-1917 годы и 1923-й»,

– рассказывает Никита Кузнецов-Липецкий.

Проверить-то проверил, но не нашел. Любой бы на его месте расстроился и мог бы бросить поиски. Но Никита предположил: девушка могла быть не указана в адресной книге, так как в них обычно записывали только главу семейства. В том же справочнике «Вся Москва» он стал искать ее отца, Сергея Смирнова, по приведенному на открытке обратному адресу. И нашел Сергея Федоровича Смирнова, проживавшего на Цветном бульваре. И хотя номер дома, указанного отправительницей открытки, отличался от того, в котором ее вероятный отец жил по справочнику, нумерация за прошедшие годы попросту могла измениться.

Оставалось загадкой, где могли встретиться пленный русский солдат и жительница центра Москвы и завязать такие отношения, что девушка писала ему в лагерь военнопленных.

«Я предположил, что «плененный г. Сергеев» с отправительницей открытки Екатериной Сергеевной Смирновой познакомился в Москве, там, где проживала Смирнова. И действительно, нашел пленного с такой фамилией из Москвы ─ Василия Сергеева, рядового 110-го пехотного Камского полка, плененного в бою под польским городом Августов. Затем, зная его имя и место службы, попробовал с этими вводными провести поиск солдат из Московской губернии уже не по карточкам военнопленных, а по документам раненых. И такой человек нашелся. Карточка из госпиталя гласила: 4 марта 1915-го 31-летний крестьянин-рядовой Василий Яковлевич Сергеев, уроженец села Кромово Московской губернии, перед войной проживавший в столице, с тяжелым ранением попал вначале в госпиталь в Лефортово, а потом в 91-й городской госпиталь при Краснопрудском женском училище на Елоховской улице, в том же Лефортово. Это недалеко от места жительства семьи Смирновых, найденного в справочнике. Вероятно, автор послания была воспитанницей Краснопрудского женского училища, а потому могла работать в находящемся при нем госпитале, куда и попал раненый солдат Василий Сергеев. По всей видимости, она ухаживала за ним и выходила его. После выздоровления рядового В.Я. Сергеева отправили обратно в 110-й пехотный Камский полк. В одном из сражений его взяли в плен, а затем поместили в немецкий лагерь для военнопленных Губен. Оттуда он и написал своей спасительнице, чей адрес наверняка запомнил еще во время лечения в госпитале. А она ему ответила».

Как в кино

История соединения двух родов с разных концов страны благодаря любви в вагоне поезда по пути на край света

Читать подробнее

Семейство Смирновых в справочниках Москвы

Никита Кузнецов-Липецкий внимательно изучил семью Екатерины Смирновой. По справочнику «Вся Москва» она просматривается в диапазоне как минимум пятнадцати лет, с 1910-х до середины 1920-х годов. Семья переезжала несколько раз, с Цветного бульвара на 4-ю Тверскую-Ямскую. По тому же адресу на Цветном бульваре в 1914-1917 годах проживал и Федор Андреевич Смирнов, вероятный дед Екатерины. В справочнике за 1923 год его нет – наверное, к тому времени он умер. Впрочем, нет в справочнике за этот год и отца отправительницы открытки ─ Сергея Федоровича Смирнова. Далее вся семья пропадает из виду.

В военные же годы прослеживаются и другие Смирновы – родственники автора открытки, по записям о которых можно в целом понять, чем они занимались. В большом семействе имелись домовладелец, «содержатель меблированных комнат», врач, купец…Чтобы разгадать тайну одной этой открытки, исследователю пришлось изучать адресные книги, списки военнопленных, старые карты Москвы. Все это оказалось возможным сделать онлайн, так как материалы оцифрованы и находятся в свободном доступе.

Правда, наличие оцифрованного массива документов вовсе не предполагает, что искомое будет найдено моментально. Надо уметь сопоставлять и анализировать найденные факты. Но сегодня делать это можно с удобством, не отправляясь ни в какие архивы.

История любви

«Следов Екатерины Сергеевны после революции мне обнаружить не удалось. Может быть, она так и осталась одинокой… Но могла и наоборот, выйти замуж, сменить фамилию, и тогда ее ни при каких вводных данных уже не найти. Но мне нравится представлять и другой вариант. Чудом переживший войну, освободившийся, наконец, из плена простой крестьянин Василий Сергеев в Россию не вернулся, а Екатерина могла поехать в Германию и отыскать его там – ведь они поддерживали переписку. Возможно, они даже поженились, уехали из Германии в Англию. А потом, уже много лет спустя, когда их не стало, открытка 1915 года вместе с другими их распроданными вещами оказалась на блошином рынке Лондона».

Похоже, что нынешний обладатель этой открытки, купивший ее в Лондоне, тоже не чужд романтизма и постарался представить любовный роман сестры милосердия и солдата, раз решил с помощью эксперта-генеалога попробовать узнать о них какие-то подробности. Магическое послание, дошедшее до нас через сто с лишним лет…

«Есть в генеалогии что-то мистическое… Вернее, необъяснимое. Потому что иногда вроде бы в таком тупике находишься, и кажется все безнадежным, но нет! Вдруг приходит в голову внезапное решение поискать в каком-то другом документе – просто на всякий случай, чтобы уж наверняка. И именно эта, казалось бы, отчаянная попытка выводит на новый виток расследования или дает подсказку, как выйти из тупика. В истории с открыткой этому тоже есть место. Ведь задуматься только: она попала в руки человеку, который сто раз мог пройти мимо, но по какой-то причине остановился возле этой открытки, заинтересовался и купил ее, и решил узнать, кто же стоит за неразборчивыми именами и инициалами»,

─ признается Никита Кузнецов-Липецкий.

Кстати, как настоящий ученый-исследователь, Никита попробовал поиск своих родственников и предков по открытым источникам. И по телефонному справочнику второй половины XX века получилось найти вначале прадедушку, а потом брата бабушки и родных из польской ветви семьи, о которой в начале поисков он и не подозревал.  Для начала обменялись фотографиями, а потом уже Никита составил их генеалогическое древо до 1453 года.

«При этом в польские архивы я не обращался, а сведения о таких древних предках нашел в оцифрованных польских гербовниках, выложенных в открытом доступе в интернете. Гербовник на старопольском языке, но найденные в сети люди помогли мне с переводом. В открытых же интернет-источниках я смог полностью восстановить железнодорожный маршрут поезда на Дальний Восток, где встретились и влюбились друг в друга мои прадед и прабабушка, найти уникальные сведения о гибели ее родного брата в Великую Отечественную войну и увековечить его память, а также узнать о своем родстве с известным российским писателем. Так что я активно ищу и нахожу нужные мне данные в интернете, к чему всех и призываю».