Интервью

«Двигаюсь от загадки к загадке»

Интервью с призером акции Familio 25.05.2022 9 мин. чтения

«Двигаюсь от загадки к загадке»


Мария Семеновна Хромцова (Старковская), прабабушка Анастасии Коваленко. Фото из семейного архива

Анастасия Коваленко – одна из победителей акции Familio «Сохраните историю своей семьи для потомков», технолог питания по образованию, работала поваром и никогда не интересовалась историей, но однажды почувствовав импульс к поиску предков, загорелась этой идеей и взялась за дело со всей решимостью. За пару лет она не только значительно пополнила свое древо, но и нашла родственников, о которых даже не подозревала.

Анастасия поделилась своей мотивацией к поиску предков и рассказала о том, как можно хорошо продвинуться в поиске с нуля, даже не зная всех инструментов, – идти своим путем проб и ошибок, в результате все равно находить ценную информацию и собирать пазл персональной истории.

Все началось с отсутствия имени прабабушки

Как таковой генеалогией я никогда не интересовалась, но лет шесть назад мне вдруг стало любопытно как-то оформить свое древо. Подруга рассказала мне, что ее отец увлекся генеалогией и раскопал чуть ли не до тысяча шестьсот какого-то года. Тогда меня это очень впечатлило, и появилась идея тоже заняться поисками. Я стала расспрашивать дедушку и записала на диктофон его воспоминания, а потом занесла данные до прабабушек-прадедушек и забыла про это. А во время пандемии, будучи в декрете, начала вплотную заниматься поисками.

Подумала – пока еще живы мой дед и его старшая сестра, надо успеть захватить их память, иначе я уже никогда ничего не узнаю.

Изначально у меня был пробел с именем прапрабабушки. Я попыталась его узнать. По бабушкиным воспоминаниям, они родом из Раздорской станицы, и я позвонила в их ЗАГС, но там ответили, что у них данные только с 1940-х годов. Я подумала – ну и ладно. Но внутри был какой-то зов души, что ли, не могу это объяснить, но мне нужно было узнать это. Я начала этим делом интересоваться, пыталась найти что-то в интернете – что я только не гуглила! И наткнулась на человека, который очень фанатично относится к своей станице, исследовал старые кладбища, выкладывал фотографии, писал статьи. Я с ним связалась, и он мне рассказал, что есть такая штука как метрические книги. Это стало первой зацепкой. Мне стало интересно. Потом я нашла сайт ВГД и загорелась.

Главные документы генеалога: метрические книги

Что это такое, где они хранятся и как с ними работать

Читать статью

Я начала что-то искать и поначалу ничего не находила, потому что не понимала, что и как делаю, но внутри была уверена, что обязательно найду что-то. Искала, как могла, много чего узнала и в итоге нашла имя моей прабабушки в самом неожиданном разделе. Так я узнала, что есть разные способы, документы, форумы, где можно пообщаться с единомышленниками.

Мне повезло, что в период пандемии, когда все было закрыто, Воронежский архив выложил в онлайн-доступ документы – именно он мне и был нужен. Я нашла там очень многое по ветке моего папы – с этого все началось. И дальше постепенно попыталась охватить всю семью. В результате у меня сейчас в одном древе 190, а во втором – 120 персон. Самый ранний предок, который мне известен, 1852 года рождения.


Лидия Васильевна Яковенко (Радина), прабабушка Анастасии Коваленко. Фото из семейного архива

Найденные братья и сестры бабушки

Самой значимой находкой для меня стало личное дело моего прапрадеда из архива Юго-Восточной железной дороги Воронежской области. Он там работал, был строителем Россошанского железнодорожного моста.

В личном деле описано просто все – откуда он родом, состав семьи, включая родителей, возраст родителей. Эта находка у меня вызвала безудержную радость!

Потом я нашла родственников моей прабабушки, она 1908 года рождения. Это была семья железнодорожников, шестеро детей. В 1916 году, когда бабушке было восемь лет, оба родителя скончались от тифа. Троих детей определили в детдом – прабабушку, ее старшую сестру и маленького брата, который там не выжил. После смерти родителей старшие дети пошли кто служить, кто учиться, кто работать, а младшие пока были в детдоме. Сначала они жили в Россоши, а потом просто разъехались кто куда. Мои уехали в Ростов, других репрессировали. В результате потерялись, прабабушка с ними не общалась, и я, соответственно, про них ничего не знала, кроме имен.

Когда я занесла данные на один генеалогический сервис, у меня появилось совпадение с правнучкой сестры моей бабушки. Нашла ее в «Одноклассниках», и теперь мы там на связи. Кроме того, у меня были старые открытки, по адресам с них я написала письма на Украину потомкам еще одного брата, они мне ответили и дали адрес последней ненайденной сестры. В результате родственники нашлись в Харькове, Самаре, Сыктывкаре, Кишиневе и под Россошью, в Александровке. Так я со всеми установила связь и смогла быстро расширить древо с помощью их данных. Узнала обо всех потомках, и теперь мы общаемся, поздравляем друг друга с праздниками, приветы передаем. А главное – мне удалось застать в живых их бабушек. Одной было 92 года, она умерла в конце прошлого года, а второй – 94 года, она умерла в середине апреля. Долгожители.

Одни родственники, которые были репрессированы, даже не подозревали, что у их бабушки были братья и сестры. Она никогда ничего не рассказывала. Вначале, когда я написала им письмо, ответа долго не было, но потом вдруг раздался звонок. Это был мой дальний родственник из Самары – внук сестры моей прабабушки.


По центру Василий Николаевич Радин, прапрадед Анастасии Коваленко. Фото из семейного архива

Мы созвонились по видеосвязи, и когда я ему все это рассказала, показала фотографии, он, мужчина лет за 50, был настолько тронут, что сидел и плакал. Он не мог поверить, спрашивал:«Так мы с вами родственники?» Потом по этой ветке они мне еще дали информацию, я внесла ее в древо, а к поиску по моим косвенным репрессированным родственникам еще вернусь.

Еще из ценных открытий – мой папа случайно нашел у себя в гараже фотографию моей прапрабабушки. Она умерла в начале ХХ века, примерно в 1916 году, и на снимке она еще молодая. А потом нашлась фотография у родственников в Харькове, они мне прислали ее скан, тоже в не самом лучшем состоянии, но сам факт, что она нашлась – это бесценно просто!

Так по крупицам все и происходит. Где-то зацепка, тут что-то нашел, тут что-то увидел, тут что-то вспомнил, там тебе сказали, тут фотография всплыла, тут письмо какое-то, там открытка, адрес, и вот так потихоньку.

Консультация с генеалогом

Подробное обсуждение с экспертом-генеалогом вашей ситуации, вариантов ее решения и перспектив дальнейшего изучения истории семьи

Узнать подробности

О сложностях в поисках и оцифровке архивов

По другим веткам у меня еще много работы. Например, у прадеда по папиной линии место рождения было указано – «хутор Орлов Бирючинской области», это была Воронежская губерния, сейчас Белгородская область. Я обращалась и в тот, и в другой архив. В Воронежском нет такой информации, а в Белгородском мне ответили, что им такие данные не поступали. Получается, концов не свести, и как искать, пока не знаю. Знаю, что где-то в Морозовке, под Россошью, похоронена прабабушка в конце 1940-х годов, но где именно – пока тоже для меня темная завеса.

Еще планирую съездить в Ростовский архив, так как в онлайн-доступе у них ничего нет. Хотя оцифровка идет, я так понимаю, достаточно активно, но не так, как хотелось бы. С Воронежским архивом мне повезло, а в Ростове, по-моему, даже не собираются что-то такое организовывать. У них есть оцифрованные записи, но доступны они только в читальном зале. Так же обстоят дела и в Краснодарском архиве. Я отправила туда в конце ноября запрос о моей бабушке, супруге моего деда – они родом из Краснодара – на подтверждение даты рождения, чтобы узнать хотя бы полное имя-отчество прадеда, но ответа до сих пор нет.


Александра Васильевна Радина, прапрабабушка Анастасии Коваленко. Фото из семейного архива 

По маминой линии родственники из Вологодской области, из Великого Устюга, там сохранность хорошая, но оцифрованного онлайн-архива тоже нет. Я отправляла запросы по датам рождения моих прадедов. Нашлись данные, мне их прислали, я все зафиксировала, нужно копать дальше, ехать туда. Надеюсь, они тоже когда-нибудь оцифруются.

И еще очень не хватает реестра кладбищ. Я так поняла, что его только собираются создавать, потому что это как искать иголку в стоге сена. Например, знаю, кто где похоронен, и примерно когда, но не получится просто так приехать и сказать: «Дайте мне информацию», – надо еще родство доказать. Выходит замкнутый круг: раз я не знаю, где похоронен, чтобы узнать дату смерти человека, не могу доказать это в ЗАГСе, потому что не знаю дату, значит, я не родственница, они искать этого не будут. У нас не очень это все предусмотрено. Но ничего. Думаю, рано или поздно найдем, съездим, и будет какое-то продвижение по запросам в архивы.

Об опыте использования Familio: почему полезно перепроверять данные

О Familio я узнала в конце прошлого года через рекламу на ВГД и заинтересовалась. Оказалось, хороший ресурс генеалогический. Я знаю только «My Heritage» – для ведения древа, ВГД – форум и ресурсы с данными по Великой Отечественной войне, но мне они не особенно помогают, поскольку у меня в семье мало кто воевал. Поэтому я за любой ресурс цепляюсь, если вижу.

Я зашла, посмотрела, мне понравилась идея создания карточек-персоналий, внесла своих. Пометила себе этот сервис, так как он новый, еще будет развиваться, это очевидно. Возможно, со временем появится что-то ценное для меня, нужно заходить проверять. А потом получила письмо о проходящей акции и решила попробовать, но там было условие – надо вносить и дату, и место рождения, а у меня куча всего невыясненного, как оказалось. И я начала по второму кругу всех родственников дергать, кто где родился и когда. В результате существенно дополнила древо по датам и особенно по местам рождения. И занесла это все дело на «Familio» – более 60 с лишним страниц получилось.


Алексей Павлович Хромцов, прадед Анастасии Коваленко. Фото из семейного архива

Получается, что когда ты первоначально ищешь, составляешь древо, и объем большой, ты мимолетно все равно что-то упускаешь. Где-то там, где-то тут. Первичная моя была цель вообще собрать схему, кто кому родственник. И на тот момент даты и места рождения – это были вторичные факты, которые мне не так были нужны. А потом, когда со свежей головой я вернулась благодаря созданию страницы на Familio, то целью стало именно выяснение этих фактов.

Я писала в чат техподдержки, и мне ответили, что со временем можно будет создать свое древо. Конечно, было бы неплохо перенести свои семейные данные с иностранного ресурса на наш, это было бы более и удобно, и безопасно. На «My Heritage» нужно более 10 тысяч разово оплатить за древо. Я понимаю, что это ценно, но это перебор. Может быть, в долларах для них это не такие серьезные деньги, но не для нашего человека.

Глобальное обновление на Familio

Теперь все пользователи Familio.org могут строить генеалогические деревья. Вместе с командой сервиса подробно рассмотрим долгожданный функционал и расскажем о его особенностях

Подробнее

«Если бы не современные возможности поиска, я бы, наверное, бросила»

Раньше я просто хотела для какого-то внутреннего перфекциониста найти что-то и заполнить, чтобы в древе были мама, папа, дедушка, бабушка, прадедушка, прабабушка, и на этом успокоиться. Сейчас я понимаю, что если бы не первоначальное отсутствие имени прабабушки, может, этого всего и не было бы. На данный момент для меня это просто какой-то внутренний зов, азарт, надо искать больше, дальше, глубже. Когда я к этому возвращаюсь, сразу мозг по-другому работает, появляются какие-то идеи, мысли. В период пандемии я слушала эфиры на Генэкспо, где рассказывали о возможностях поиска онлайн. Во мне что-то загорается, хотя изначально по истории я была двоечницей. Мало что понимала и, конечно, в поисках мне это мешает. Поначалу даже было непривычно читать про какой-нибудь Острогожский уезд в такой-то волости. Революция, раскулачивание, репрессии… Но тем не менее потихоньку продвигаюсь. Одна из моих новонайденных родственниц – историк по образованию, и она была в шоке, говорит: «Я историк и даже дату смерти своего деда не знаю, а ты вон сколько нашла. Ты не историк случайно?» Я говорю: «Нет, я технолог общественного питания по образованию, работала поваром». Вообще не близкая специальность.


Мария Ивановна Шарыпова, прабабушка Анастасии Коваленко. Фото из семейного архива

В моем случае эта мотивация – не следствие интереса к истории, а нечто на стыке внутреннего зова и родовой ценности. Говорят, что семью нужно ценить, помнить, уважать, и мне близки слова Михаила Задорнова, который тоже говорил о том, что нужно знать и чтить свои корни. Наверное, общественное влияние тоже сыграло свою роль для меня.

Я тот человек, который верит, что случайности не случайны и всему свое время. Мое время пришло, и если бы тогда, шесть лет назад, этих возможностей не было – онлайн-архивов, сервисов, – я бы, наверное, это все бросила.

Все мои поиски – это стечение обстоятельств: если бы не отсутствие имени моей прабабушки, если бы не случайная находка энтузиаста из станицы Раздорской, который подсказал мне про метрические книги, если бы не удача с онлайн-доступом Воронежского архива… И все это как-то взаимосвязано.

Когда я только начала читать записи метрических книг, это казалось нереально. А потом я «причиталась» и теперь легко читаю записи того времени. В книге за 1898 год нашла первую запись о рождении сына, брата моей прабабушки. Но потом у меня было какое-то внутреннее ощущение, что я упустила что-то важное. Месяца два, наверное, вспоминала об этом и решила, наконец, перепроверить –  села, начала читать заново и нашла запись, которую пропустила! Там буква «Р», фамилия Радин. А написана она была как буква «Д», и поэтому я эту запись не увидела. Оказалось, что он «азовский мещанин Радин Василий Николаевич». А я тогда и знать не знала про Азов, думала, они из Россоши.

Вот так меня какие-то внутренние подсказки ведут, и я вижу, что если упорствую, то добиваюсь в итоге результата, пусть иногда и каким-то окольным путем. И так получается, что от загадки к загадке двигаюсь. Конечно, когда не находишь нужную информацию или нет доступа к архивам, это раздражает, но все равно, когда у тебя есть такие вот пазлики, хочется их собрать воедино. А пазлы я собирать люблю!

Для меня поиск предков – это про стремление узнать больше о своей крови, родственниках, предках, и чтобы это можно было сохранить максимально, насколько это возможно сейчас, и передать своим потомкам – дочке и ее детям. Важно прививать ценность знания своей личной истории. Ценность знания того, кем были твои предки, знать хотя бы что-то о них, понимать, откуда ты, что за тобой стоит, и что это важно – помнить и чтить.